Похороны в Москве. Для родственников - горе, для агентов - праздник

Случилась ожидаемая беда - умерла тёща. Как-то так вышло, что доселе вопросами похорон в городе Москве я не занимался – и вот, пришлось приобрести опыт, который, увы, рано или поздно пригождается большинству из нас.

Сразу о том, кому эта статья не будет интересна. Есть категория людей (отношусь к ним с уважением, у всех свои приоритеты), для которых похороны близкого человека – это момент, когда о материальном надо забыть напрочь. То есть, любая озвученная контрагентами сумма должна быть уплачена – и точка. Иные размышления – пошлое мещанство, цинизм и даже кощунство. Если такая оценка близка – дальше читать не стоит, зачем себя лишний раз накручивать?

В нашем случае обстояло иначе: покойница, всю жизнь посвятившая помощи близким, всегда считала копейку – к этому же приучала и детей, и внуков. Не «отказывала себе во всём», но полагала, что а обмен на каждый рубль должна быть оказана адекватная услуга. Может быть, в силу таких общих рефлексов даже в те грустные дни трое взрослых участников процесса: автор, его жена и шурин – сохранили способность к критическому осмыслению происходящего и рациональному общению с личностями, «приходящими на помощь» родственникам.

Итак. Как известно, в случае кончины от естественных причин «по месту постоянной регистрации» родственники покойного должны в кратчайшие сроки поставить в известность две городские службы: медицинскую и правоохранительную. От каждой из них в работу включаются свои агенты. Для ускорения процесса они рекомендуются не реальным своим статусом, а или сотрудниками больницы, или, соответственно, полиции. Затем (насколько мы поняли, неизбежно) следует выяснение отношений между этими двумя враждующими группировками – «конвенция детей лейтенанта Шмидта» или не заключена, или нарушается. В лучшем случае, вопрос решается по телефону, а не двумя похоронными агентами-конкурентами над неостывшим телом.

Как поступать родственникам? Решать, конечно, Вам, но мы, проанализировав логистику документооборота, поняли, что самостоятельное оформление документов в разумные сроки нам не по силам, поэтому на одного из агентов придётся соглашаться (в нашем случае – на «полицейского»). Позже мы общались с людьми, добывавшими свидетельство о смерти в ЗАГС самостоятельно – и поняли, что поступили верно.

Агент берётся за дело споро, пользуясь подавленным состоянием клиентов. Ваша задача – сохранить ясность сознания и не дать себя «заговорить». Лучше всего – если взрослых, материально ответственных родственников несколько, и они способны выйти на некоторое время, посовещаться по каждому вопросу и принять решение рационально.

Ещё один общий совет (это гипотеза, мне не хотелось бы проверять её более одного раза) – агенты склонны увеличивать расходы клиента, удовлетворяя его пожеланиям. Вот, что это значит.

Диалог с агентом идёт в режиме «вопрос-ответ». Как нам показалось, самым невыгодным для агента поведением заказчика является ответ «на Ваше усмотрение». То есть, задаётся вопрос: «Делать ли вскрытие?» Если родственники (по каким-то соображениям, скажем, религиозным) против – это повод «увеличить смету» («ну, Вы же понимаете…»). Если, напротив, для родственников важно узнать что-то дополнительное о причинах кончины – это тоже «дополнительные расходы». Соответственно, оптимальным оказывается ответ «как решат врач и правоохранительные органы – мы согласны на любой вариант». Тут требовать дополнительного гонорара не за что.

То же касается и места погребения. Кладбищ, где сейчас хоронят в землю – три. Если Вы назовёте какое-то конкретное – услышите «ну, Вы же понимаете, самый большой спрос именно там, но вопрос, в принципе, решаем…» Поэтому правильный ответ: «Лишнего бюджета у нас нет, назовите наиболее демократичное место» В нашем случае, сошлись на Богородском кладбище в Ногинском районе, но эта история получила продолжение, о котором ниже.

Все высказанные Вами ответы на вопросы агента формируют счёт.

От целого ряда т.н. «услуг» в этом счёте можно (и нужно) отказываться бесповоротно (кстати, сами официальные услуги агента – сущие копейки, если не ошибаюсь, рублей 300 – настоящий гешефт делается на другом).

Так, например, Вам предлагают косметические услуги морга (грим и т.п.) – в нашем случае предложение было озвучено за 14 т.р. – и отвергнуто с порога (гримировать покойника – мне доселе довелось в сельской местности похоронить прабабушку, а затем бабушку – и там такой ход вызвал бы шок всей родни). Характерно, что на следующий день последовал звонок от агента «Ну, а если тот же грим за 7 т.р. – согласны?» - «Разумеется, нет».

Цветы – тут каждый выбирает сам, тем более, что часть цветов Вы привезёте с собой.

Необходимо обратить внимание на транспорт. Естественно, катафалк приходится принимать «как есть» - на предложенных условиях. Но услуги грузчиков как-то подозрительно легко удваиваются в цене «на стоимость их легкового автомобиля» - «Ведь вы же не хотите, чтобы они ехали вместе с родственниками в катафалке?» Ну, во-первых, почему нет? Во-вторых, я просто посадил грузчиков в свою машину «туда и обратно» (потом прикинул стоимость их автомобиля и понял, что по расходу горючего я мог бы обернуться в Петербург и назад).

Таким образом, Вы должны расстаться с агентом, услышав от него (ДО УПЛАТЫ АВАНСА) т.н. «окончательную сумму». Конечно, «окончательной» она не будет, но чем чаще и настойчивее Вы повторите это прилагательное, чем внимательнее проверите арифметику – тем меньше у агента будет соблазнов сыграть на Вашей естественной в такой ситуации невнимательности.

Кроме оплаты в руки агенту по счёту (кстати, о кассовом чеке или заменяющем его – в силу действующего законодательства – бланке строгой отчётности А7 речь не идёт вообще) Вам предстоит заплатить небольшую сумму в морге (про «косметические услуги» мы уже всё решили) и рассчитаться с кладбищем. Вот тут нас подстерегает ещё одна «маленькая хитрость».

Итак, следите за напёрстками. В нашем случае был согласован день похорон через сутки после смерти, а кладбище – Богородское. Стоимость услуг кладбища была озвучена на уровне 8 тысяч рублей. Накануне агент перезвонил жене и сказал, что «на Богородском только сутками позже, но можно на …ком – пожалуйста, завтра» (поскольку я не имею привычки ходить с видеорегистратором, пусть каждый сам себе домыслит, о каком кладбище речь). Естественная реакция человека – раз ничего не сказано о деньгах, значит, прейскурант тот же. Ну, все мы наивные до поры…

В конторе …ского кладбища (когда уже поздно что-либо переигрывать) мы услышали «так, пожалуйста, 5 тысяч мне» - ну, пожалуйста, пять так пять – выходит, у Вас дешевле. И тут администратор объясняет, что пять тысяч – это просто «в стол», а сейчас он выдаст нам официальный счёт ещё на десять тысяч – с ним в кассу. Наше возмущение ввело администратора в ступор – видно было, что он к такому не привык – все безропотно развязывали мошну. По счастью агент откликнулся на мой звонок – и был вынужден давать объяснения: «Да я вчера с Вашей женой всё согласовал, она не возражает» - «Она слышит наш разговор и подтверждает, что согласовано было иное место, но не смета» - «Вы циники, никто не считает копейки над гробом!» Выслушав в режиме громкой связи такую дискуссию, администратор честно признал, что пять тысяч неучтённых рублей – деньги «для агента» и вернул их нам (официальный счёт, правда, за время телефонного разговора вырос с 10 т.р. до 11,5 т.р.).

Вывод: любой телефонный звонок от агента до похорон с предложением что-то поменять или вообще с любой информацией («Я проверил – катафалк будет самый лучший») должен наталкиваться на Ваш взгляд на смету и контрвопрос «Стоимость данной услуги сохраняется на озвученном уровне?» Пожалуй, не лишним будет и аудиозапись, как бы цинично это не звучало.

Как поступать с совсем уж теневым гонораром санитаров, могильщиков, водителей – решает каждый сам. Мы дали понемногу, символически, вообще-то, они не забывают, я думаю, в кассу за зарплатой приходить.

Подведя итог, насчитали 56 тыс. руб. Не то, чтобы «много» или «мало» - но сумма могла легко удвоиться (как минимум), если бы мы - трое взрослых людей с высшим экономическим образованием – не "держали руки в карманах" всю дорогу.

Повторюсь – каждый решает сам. Для кого-то естественное поведение в такой ситуации – пойти за кредитом на любых условиях и раздавать тысячные купюры направо и налево в каждую протянувшуюся пятерню – а потом месяцами отдавать долги. Но те, кому ближе контроль над финансами даже в этой печальной ситуации, надеюсь, воспользуются вышеизложенными советами.
Пишет
Андрей Валерьевич
Андрей Валерьевич