Подсказка

Для эффективного поиска ответа на Ваш вопрос, выберите вопросительное слово, например "Как" и соответственно этому вопросительному слову составьте свой вопрос. Если Ваш вопрос не содержит вопросительного слова, то выберите в списке -//- и просто напишите свой вопрос.

Где находится библиотека царя Ивана Грозного?

Спрашивает Андрей   16 янв. 2008
Где находится библиотека царя Ивана Грозного?
Ответ
Первоначальное известие о
библиотеке содержится в записях Ливонского хрониста Ниенштедта, где
говорится, что хранилище, состоящее из книг на еврейском, греческом и
латинском языках, должно находиться где-то вблизи царских жилых покоев,
замурованное в двух каменных сводчатых подвалах или подклетах. Для осмотра
книг, по личному указанию Ивана Грозного, своды были разломаны (до этого
хранилище не открывалось более ста лет). После чего рукописи снова были
спрятаны под тройные замки в те же подвалы.
Но с какой целью царь показал библиотеку немцам и почему именно им?
Во время Ливонской войны в 1558 году, в числе прочих был взят и
старинный русский город Юрьев. В 1565 году из-за непрекращающихся сношений
горожан с Ливонским Магистром немецкое население Юрьева было переведено в
Московские города. Был переселен и пастор Иоанн Веттерман. Очень скоро до
царя дошел слух о нем, как о человеке весьма образованном, и Иван Грозный
решил воспользоваться помощью немца для перевода книг на русский язык.
Вместе с Томасом Шреффером, Иохимом Шредером и Даниэлем Броккелем пастор
Веттерман был приглашен во дворец.
Дело было немаловажным, и поэтому открытие библиотеки было поручено
думному дьяку Андрею Щелкалову, казначею Никите Фуникову и дьяку Ивану
Висковатому. Присутствие казначея говорит о том, что книгохранилище
находилось в его ведении, где-нибудь на Казенном дворе, что располагался у
Благовещенского собора, соединенного сенями с царскими палатами. Именно
здесь, в белокаменных подклетах Благовещенского собора, по-видимому, и
сохранялась библиотека.
Когда думный дьяк Щелкалов велел вынести несколько книг, Веттерман,
увидев их, пришел в восторг и заявил, что готов отдать все, лишь бы книги
стали доступными для европейских лютеранских университетов. В хранилище
оказались сочинения, которые либо совсем не были известны западным ученым,
либо были известны только по ссылкам на них других авторов. Щелкалов и
Висковатый тут же от имени царя предложили Веттерману перевести какую-нибудь
из книг на русский язык, пообещав жалование, хороший стол, помещение для
работы и помощь со стороны ученых - москвичей.
Но немцы были людьми рассудительными. Прекрасно понимая, что перевод
книги вовсе не гарантирует им получение оригинала, они отказались от
предложения Ивана Грозного. На просьбу одолжить одну из книг на шесть недель
Веттерман, естественно, получил отказ. После этого книги снова были
упрятаны, как говорят хроники Ниенштедта, под тройные замки и двойные своды.
Следующие сведения о библиотеке относятся лишь к началу XIX столетия,
когда в том же Юрьеве была найдена записка, представлявшая собой список
некоторых книг царской библиотеки. Неизвестный автор XYI века сообщал, что
перевел Ливия и должен был перевести Светония. Стало быть, библиотека снова
открывалась?
Согласно сообщению Николая Лихачева, сделанному 19 марта 1893 года,
книг в библиотеке было около 800. Такое количество рукописей не могло быть
потеряно из памяти дьяков и казначеев, а потому версия о том, что они были
замурованы по забывчивости или невнимательности неубедительна. Этого не
могло произойти ни в XYI, ни в XYII столетиях, когда любой малейший уголок
дворца был на очень строгом учете и под надзором. О некоторых помещениях
стали забывать только со времени Петра I, когда московский дворец был
покинут, а после нескольких пожаров не возобновлялся в служебных частях.
Именно тогда нередки стали случаи, такие, как в 1750 году, когда при осмотре
погребов под Тайницкими воротами были найдены несколько кулей соли (большая
ценность), но никакие справки не смогли определить, кому она принадлежит и
когда была туда положена. Не исключено, что так могло случиться и с более
ценными вещами.
Ни малейших указаний на существование книгохранилища нет и в деловых
записях XYI века. Если бы книги существовали, то о них несомненно должен был
бы знать патриарх Филарет, бывший боярином у царя Федора, сына Ивана
Грозного. Но, видимо, отыскивать было нечего, поскольку о библиотеке никто
понятия не имел.
Библиотека, если бы она существовала, была бы найдена и при Борисе
Годунове, но этого так же не произошло. В результате, с большой долей
уверенности можно полагать, что она исчезла еще в XYI веке, а именно при
пожаре 1571 года, когда в царском дворце от жара перегорали и рушились даже
железные связи, а в городе крошились и рассыпались каменные церкви. Если
библиотека действительно хранилась в подклетах Благовещенского собора, она
несомненно сгорела.
Но энтузиазм Эдуарда Тремера основывался еще на одной причине. В 1837
году, под слоем мусора и бочек с дегтем, была открыта древнейшая часть
Благовещенского собора - небольшая каменная церковь Святого Лазаря.
А.Ф.Вельтман в своем сочинении "Достопамятности Московского Кремля" (1843)
представляет дело таким образом, что церковь находилась как бы в подземелье,
впоследствии заваленном землей и мусором. В действительности же церковь была
в подклетном, то есть нижнем этаже Теремного дворца, в ряду древних
белокаменных погребов. В таком виде храм оставался до начала сороковых годов
XIX века, времени постройки нового Кремлевского дворца, когда Благовещенский
собор и церковь Святого Лазаря были восстановлены по древним образцам.
Вообще в Кремле неоднократно открывались подземные каменные своды,
стены, погреба - остатки древних построек. Например, при рытье котлована для
нового дворца был найден медный сосуд с Жалованными грамотами великого князя
Дмитрия Донского. А в 1882 году, недалеко от места, где стоит Царь-пушка, от
дождей образовался провал, в котором открылся белокаменный древний погреб.
Он был настолько сух, что рукописи, будь они там, вполне могли бы
сохраниться.
Подобные открытия разнесли в народе молву, что в подземном Кремле
существуют особые потайные ходы. Рассказывали, что такой ход идет от
Архангельского собора к Боровицким воротам, другой от Чудова монастыря к
Троицким воротам. Каждый новый открытый подвал становился в воображении
очевидцев подземным ходом. Но кроме фантастических рассказов существовало
предание о том, что где-то под Тайницкими воротами, в подземных тайниках,
сохраняются немалые сокровища. Поводом к нему послужило официальное дело о
поисках Кремлевского тайника, еще при Петре Первом.
В декабре 1724 года в Петербурге бывший пономарь Московской церкви
Иоанна Предтечи, что за Пресней, Конан Осипов подал доношение в Канцелярию
фискальных дел, в котором сообщал, что "есть в Москве, под Кремлем-городом
тайник, в том тайнике есть две палаты, полны наставлены сундуками до стропу"
(т.е. до сводов). В доношении Осипов указывал приблизительное положение
тайника, известную ему (или им самим домысленную) историю замуровки сокровищ
и просил разрешения открыть подземную кладовую и помощи в этом деле.
Доношение дошло до Петра и тот собственной рукой написал резолюцию, дающую
делу ход и отправляющую пономаря к Московскому Вице-губернатору. Конан
Осипов немедленно выехал в Москву, но уже через месяц ведение работ
практически остановилось. 28 января 1725 года Петр Первый умер.
Вторично Конан Осипов обратился в Сенат только через десять лет, в 1734
году. В новом доношении он писал, что отыскал вход в тайник, но не смог
попасть внутрь; проход оказался полностью завален и замурован. Разрешения же
пробить ход он у Вице-губернатора Москвы Воейкова так и не получил.
Рассказав, таким образом, о своих прежних достижениях, пономарь снова просил
направить его в Москву для продолжения поисков, обещая не причинить вреда
стенам Кремля.
Сенат выслушал доношение, но вместо письменного сообщения Осипову был
сделан словесный допрос, во время которого он указал места тайников. Поиски
производились у арсенальной кремлевской стены и круглой наугольной башни,
где еще в 1492 году был устроен ход к реке Неглинной для добывания воды. К
радости Конана Осипова, Сенат постановляет раскопки продолжать. Они должны
были возобновиться у Тайницких ворот, на площади против Иностранной коллегии
(за Архангельским собором), против Ивановской колокольни и вдоль Цейхаузной
(арсенальной) стены. Однако, и на этот раз труды оказались безуспешными.
Но память о тайне живет. В подземных тайниках Московского Кремля могут
храниться и библиотека Ивана Грозного, и неведомое сокровище в сундуках,
наставленный до свода. Судя по всему, библиотека действительно исчезла в
1571 году, в противном случае, современники Ивана Грозного, знавшие о
замурованных книгах, обязательно отыскали бы сокрытое. Сундуки же, о которых
столько хлопотал и мечтал Конан Осипов, очень напоминают те 230 ящиков с
различными бумагами Ивана IY, от которых сохранилась только их перечневая
опись. И кто знает, быть может, их утрата горестнее для России, чем даже
утрата библиотеки, поскольку содержавшиеся в них документы могли бы пролить
истинный свет на русскую историю от времен Батыя.
Но некоторые документы и духовные грамоты Московских князей сохранились
и были изданы еще в XYII веке, а позднее были переданы в архивы Министерства
Иностранных дел. Не на случай ли пожара были помещены они в особый тайник
под Тайницкими воротами.
16 янв. 2008 23:13

Другие ответы
1
Ну по некоторым слухам она находится в еще необнаруженных тайниках под кремлем. Хотя после того, как одну из книг обнаружили в подземном ходу под Нижегородским кремлем, поползли разные слухи...
16 янв. 2008 08:34
2
16 янв. 2008 11:32