Подсказка

Для эффективного поиска ответа на Ваш вопрос, выберите вопросительное слово, например "Как" и соответственно этому вопросительному слову составьте свой вопрос. Если Ваш вопрос не содержит вопросительного слова, то выберите в списке -//- и просто напишите свой вопрос.

Правда ли существует расшифровка кириллицы?

Спрашивает наталья владимировна   03 мая 2009
Лет 15 назад прочитала статью, в которой автор описывает свое понимание кириллицы: "Аз-я,буки-...,веди-знаю, глаголь-говорю и т.д. Всего текста я не помню.Суть текста составляет своеобразный перевод-пророчество.
Ответ
Вот что пишут:
Теория Эйнштейна зашифрована в древнеславянском алфавите?

Челябинск, 21 августа 2007 10:59, Евгения Шевченко. Сотрудник научного цента в Челябинске Магамед Шафиков разработал необычный метод расшифровки древнеславянского алфавита.

Согласно его теории, знаки славянских кириллицы и глаголицы содержат научно-техническую информацию, и их расшифровка позволит человечеству шагнуть далеко вперед.

Фрагментарно буквы древнеславянских алфавитов представлены в «Киевских листках», в надписях на камне, обнаруженном археологами в храме южных славян. Эти письмена давно известны науке, но, по мнению челябинского лингвиста, мало изучены и осмыслены. Между тем, если отойти от принципа: одна буква – один звук, а читать алфавит единым текстом, то текст этот будет вполне связным и информационным.

В глаголице содержится 40 знаков, в Кириллице – 44. Есть еще три или четыре знака, которые исследователю-самоучке расшифровать пока не удалось. Это те значки-связки, которые имелись и в глаголице, и в кириллице еще в дошумерские времена, но сегодня почему-то отсутствуют.

Чтобы прочитать древнеславянский алфавит по теории Магамета Шафикова, знаки необходимо расположить в специальные диаграммы. Транскрипции знаков переписываются по порядку столбиками по 10 знаков в каждом. Полученную диаграмму из 10 строк можно читать как слева направо, так и справа налево. Вариантов такого чтения бесчисленное множество, так как делать смысловые паузы можно также по-разному. В перспективе можно попробовать читать диаграммы и по диагонали.

Предположительно, подобной расшифровкой алфавита пользовались древние шумерские племена из междуречья Евфрата и Тигра. Благодаря "обожествлению" значков алфавита, эти вымирающие племена смогли продлить свое существование.

Все вариации текстов, которые получил Магамет Шафиков таким способом, содержали научную информацию: например, уже открытые законы физики. Так, один из вариантов такой расшифровки излагал суть теории относительности Эйнштейна.

Как заявляет Магамет Шафиков, если более плотно и научно подойти к его теории, то, в конце концов, вполне можно во время расшифровки "наткнуться" и на те законы, которые еще не открыты.

По его мнению, современное человечество пользуется искаженными, деформированными значками древних алфавитов, ничуть не задумываясь о их происхождении и изначальном смысле. Расшифровка же этих знаков позволит сделать новые открытия в науке, а также воскресить и продолжить развитие славянского языка.

В настоящий момент автор "теории знаков" работает над посвященной этому сложному вопросу монографией. Дальнейшие исследования, если удастся найти средства, продолжатся в лабораторных условиях. Единомышленники по теории, как уверяет Магамет Шафиков, уже нашлись.

и еще:
ПОЭТИКА КИРИЛЛИЦЫ
Written by Administrator
Tuesday, 29 May 2007

И. Ионова

В статье рассматривается одна из тематических разновидностей русской филологической поэзии – произведения, объектом лирического осмысления в которых является кириллическая графика, ее история, роль в славянской цивилизации, букво-смысловые и букво-эмоциональные связи.

У Андрея Вознесенского есть стихотворение, которое называется «Мелодия Кирилла и Мефодия»; первая строка в нем: «Есть лирика великая – кириллица!». И есть многое в славянской азбуке, явленной миру «первоучителями», что служит источником вдохновения для стихотворцев. В русской поэзии существует особая тематическая область, которую можно назвать, перефразируя Вознесенского, «лирикой о кириллице».

Стихотворный материал достаточно отчетливо структурируется, а если материал поддается систематизации, значит, достоин научного исследования.

По характеру использования фактического материала в поэзии о кириллице (несколько шире – в поэзии, каким-либо образом связанной со славянской азбукой) выделяется несколько типов.

Философская лирика, в которой осмысливается роль письменности в истории человечества, в частности, роль кириллицы в истории славян. Безупречно с точки зрения филологической науки говорит о цивилизационном значении письма Анатолий Гребнев в стихотворении «Слово», которое здесь приводится в сокращении. .

Во тьме немотою томилась

Вселенная тысячи лет.

И Слово явилось, как милость

Душе, обретающей свет.

… Но в сумерках древних исходов

Терялась изустная быль,

И судьбы безвестных народов

В веках отклубились, как пыль.

Как лист над землею – до срока –

Беспамятно Слово несло,

Покуда нетленные строки

Чертить не умело стило.

Покуда на свет не пробились,

Минувшего мудрость храня,

Пергамент, береста, папирус –

Для разума сущего дня

Отныне в бессмертье уходит

Всеведенье литер простых.

Недаром Кирилл и Мефодий

Причислены к лику святых.

. . .

Достойно цитирования в хрестоматиях по общему языкознанию или истории русского языка стихотворение Валентина Сидорова «Кириллица» (написанное, видимо, в связи с посещением Киева).

Так вот они – наши истоки

Плывут, в полумраке светясь,

Торжественно – строгие строки,

Литая славянская вязь.

Так вот где, так вот где впервые

Обрел у подножия гор

Под огненным знаком Софии

Алмазную твердость глагол.

Великое таинство звука,

Презревшее тленье и смерть,

На синих днепровских излуках

Качнуло недвижную твердь.

И Русь над водой многопенной,

Открытая вольным ветрам,

«Я есмь!» - заявила вселенной,

«Я есмь!» - заявила векам.

На фоне пейзажа, напоминающего нестеровские, творец славянской азбуки у Бориса Сиротина воспринимается как русский старец-философ (стихотворение «Святой Кирилл»).

Леса, бесконечные дали,

Немолкнущий звездный хорал –

К нам буковки с неба упали,

Кирилл их в лукошко собрал.

И вот в теремах и хоромах,

В узорочье дивном вокруг,

В сплетении веток, в изломах –

Вся азбука вспыхнула вдруг.

И он, озирая с отрадой

Деревни, покосы, леса,

Увидел, как линая лада

Мерцала и шла в небеса.

На камень седой придорожный

В раздумии светлом присев,

Он мыслил, что буквы, возможно,

Суть в космос обратный посев

2. «Азбучная поэзия». Назовем так стихотворения, в которых сама азбука становится основным стихообразующим средством. Именно азбука, в словарной формулировке - «совокупность букв какой-нибудь письменности, расположенных в определенном порядке, алфавит». Азбучная упорядоченность букв – мнемонический феномен, почитаемый более, чем таблица умножения. Казалось бы, трудно себе представить что-то менее поэтичное, чем упорядоченная совокупность букв. Однако «азбучные стихотворения» многочисленны и многообразны. Похоже, что незыблемость общеизвестного порядка, отрицающая и исключающая творчество, стимулирует поэтов к тому, чтобы извлечь из банального – нечто исключительное и индивидуальное.

Как правило, такие стихотворения нарочиты, несколько искусственны по форме. Необходимость следовать азбучному порядку, с одной стороны, требует от авторов отточенной стихотворческой техники. Но, с другой стороны, - и это очень важное обстоятельство - такие стихотворные произведения демонстрируют богатство русского языка, который способен обеспечить материалом и философа, и виртуоза-каламбуриста, и настроенного на лингвистический эксперимент версификатора.

В стихотворении Валерия Брюсова «Июльская ночь» слова следуют в азбучном порядке начальных букв, и только если буква не может начинать слово, она находится внутри него. Обратим внимание: служебное, незнаменательное слово не нарушает этого строгого порядка; соседство И восьмиричного с i десятиричным просто умиляет. Кажется, не будь нужные буквы выделены, нарочитость подбора слов могла бы остаться незамеченной.

Алый Бархат Вечереет,

Горделиво Дремлют Ели,

Жаждет Зелень – И iюль

Колыбельной Лаской Млеет…

Нежно Отзвуки Пропели…

Разостлался Синий Тюль.

Улетели Феи Холить

Царство Чары Шаловливой,

Щебет Ђдких Эпиграмм…

Начинает снЫ неволитЬ,

мVро льет нетерпеливый –

Юга Ясный Оимиам.

«Азбучные» стихотворения по преимуществу имеют, конечно, игровой, шуточный характер. Однако игры эти – совершенно разные. «Советская азбука» Владимира Маяковского сделана вроде бы по очевидному образцу: уже в самых первых букварях каждая буква была представлена словами, которые с этой буквы начинаются.

«Советская азбука» - это узнаваемо «маяковский» стих: - афористичный, злободневный, публицистически острый, с неожиданными образными решениями, множеством окказионализмов. Несколько букв из этой азбуки.

Д

Деникин было взял Воронеж.

Дяденька, брось, а то уронишь.

И

Интеллигент не любит риска.

И красен в меру, как редиска.

Ч

Чалдон на нас шел силой ратной.

Чи не пойдете ли обратно?!

Замечательно стихотворение «короля каламбура» Дмитрия Минаева. Здесь пародируется обычай называть реальных лиц первыми буквами их фамилий. Хороша Россия, от А до Я! Названия букв поддерживаются внутренней (в середине строки) рифмой.

Прошла молва, что в граде А

Сгорел в избе крестьянин Б,

Дал яд вдове наш медик В,

Сбил нос слуге помещик Г,

Был пьян в суде защитник Д;

Сорвал колье с девицы Е,

Быв в кураже, исправник Ж.

«Иск о козе» затеял З,

Из-за пари, с соседом И;

Пьет бочкой эль художник Л,

Бьет окна всем чиновник М;

Как Диоген, неряшлив Н,

Пуст, как дупло, аптекарь О.

На трех повес П, Р и С.

Есть гнев у дев Т, У и Ф.

Зла, как блоха, майорша Х:

Раз на крыльце прибила Ц,

Ругнув с плеча Ч, Ш и Щ.

Из высших сфер с княгиней Ъ

Шуры-муры корнет Ы

Завел теперь в салоне Ь,

В чем поощрять их стала Ђ,

А князь в Москве в отделе Э

Жену свою забыл для Ю…

Так пишут нам про те места

Учитель Я с дьячком Ө .

3. Особый вид «лирики о кириллице» составляют стихотворения, в которых источником образности становится графика – форма кириллических букв, их очертания. Этот источник метафорических наименований отразился в пословицах и поговорках русского народа: «стоять фертом», «прописать ижицу». В.И.Даль приводит пословицу: «Брюшко оником, ножки хером» (оник – название буквы О). Так что графические фантазии русских поэтов имеют древние корни в народном творчестве.

В стихотворении Льва Лосева с таинственным названием «Тринадцать русских» речь идет о тринадцати буквах, созданных для того, чтобы отражать на письме звуки нашей речи, отсутствующие у других народов.

Стоит позволить ресницам закрыться,

и поползут из-под сна-кожуха

кривые карлицы нашей кириллицы -

жуковатые буквы Ж, Х.

Воздуху! Как объяснить им попроще,

нечисть счищая с плеча и хлеща

веткой себя, - и вот уже в роще,

в жуткой чащобе Ц, Ч, Ш, Щ.

Встретишь в берлоге единоверца,

не разберешь – человек или зверь.

«Е – Ю – Я», - изъясняется сердце,

а вырывается: «Ъ, Ы, Ь».

Видно, монахи не так разрезали

азбуку: за буквами тянется тень.

И отражается в озере – езере,

осенью – есенью, олень = олень.

Некоторые буквенные метафоры здесь очевидны, для восприятия иных необходимо воображение: «тень» йота сопровождает буквы Е, Ю, Я.

Буквенные метафоры современных поэтов ассоциативно насыщены, их осознание, «расшифровка» выводят читателя в различные интеллектуальные сферы, в духовный мир авторов.

Буквы, буквицы играют особую роль в поэзии и поэтике Андрея Вознесенского. Упомянутое в начале статьи его стихотворение «Мелодия Кирилла и Мефодия» - это лишь отголосок мыслей, чувств, замыслов и дел поэта, для которого кириллица является воплощением родного языка, русской речи.

Есть лирика великая – кириллица!

Как крик у Шостаковича – «три лилии!»

Белеет «Ш» в клавиатуре Гилельса – кириллица!

И фырчет «Ф», похожее на филина.

Забьет крылами «У» горизонтальное –

и утки унесутся за Онтарио.

В латынь – латунь органная откликнулась,

а хоровые клиросы –

в кириллицу!

«Б» вдаль из-под ладони загляделося –

как Богоматерь, ждущая младенца.

У Вознесенского есть прозаическое философское произведение, которое называется коротко – «О». Читатель волен понимать и комментировать это название в меру своего разумения: «О» - это буква, «О» - это предлог, так как Вознесенский здесь размышляет О многом. Буквенное содержание названия безусловно. Буквой «О», вернее, словами с такой первой буквой, начинаются все главы и главки. Эта буква получает у Вознесенского различные образные метафорические воплощения. Вот одно из них. [2, с.238]

«Овалами антоновки тяжелела яблоня. Ее прогибающиеся ветви дедушка подпирал рогатинами.

Она стояла за домом, против рассвета. Каждое утро из-за спины силуэт ее омывался сиянием. Сквозили лучи в косую линейку. Силуэты яблок были обведены сияющими ободками, как прописные буквы «О» с нежным нажимом, будто утро учило чистописанию.

О моя первая учительница письма! Тысячи лет назад в ином саду другая первая учительница, робея, протянула сияющую овальную букву, с которой начался род человеческий».

Удивительным, сказочно прекрасным древом видится поэту язык.

«Наливалось дерево языка. Вначале было слово, не имеющее формы. Человек свято и греховно сотворил форму для слова, создав кириллицу, рисунок, скульптуру.

Мне снится, как мне снится золотое дерево языка! Оно растет сквозь мою жизнь, шумит кроной надо мной».

Цветы, плоды и обитатели этого дерева – буквы кириллицы. Поэт (напомним, что А.Вознесенский – архитектор по образованию) замысливает грандиозную скульптуру, символизирующую язык.

«Крона языка – моя навязчивая идея. Мне хочется на какой-нибудь площади поставить монумент языку. Это будет памятником ушедшим великим словам – «не лепо ли ны бяшет, братие», - это будет вечный огонь живого слова. Там сольются поэзия и архитектура. Как колокола, будут раскачиваться золотые «А», сережками будут звенеть «С», фыркнет филином «Ф», будут наливаться винные гроздья «О» - крона должна быть золотой, слегка качаться от нагреваемого воздуха, от света, человеческого дыхания».

Этот фантастический монумент языку – грандиозен. Крона дерева – в заоблачной выси, а «буквицы везли через всю страну по одной-две в пятитонных «МАЗах». У них расходились швы на ухабах. Они были закинуты навзничь, как азбука для слепых. Великое небо, подобно слепцу, ощупывало их дождями, зноем; утренними лучами и сумерками» [2, с. 239] (сравним приведенное выше: «буквы – суть в небо обратный посев»).

Величественность монумента под стать тому значению, какое имеет язык для человечества и кириллица для значительной его части. Неслучайно исполнителем своего проекта Вознесенский называет Зураба Церетели!

Философское осмысление роли письма и метафоризация буквенной графики характеризуют поэзию Иосифа Бродского. Это одна из сквозных и, без преувеличения, программных тем его творчества.

«Все мои стихи, более-менее, об одной и той же вещи: о времени», - сказал Бродский в одном из интервью [1, т. I, с.11]. О времени, о человеке во времени и стихотворение «… и при слове «грядущее» из русского языка…»:

От всего человека вам остается часть

речи. Часть речи вообще. Часть речи.

Развитие этой мысли видится в высказываниях поэта о том, что достоянием будущего становится речь записанная:

Человек превращается в шорох пера по бумаге, в кольца,

петли, клинышки букв и, потому что скользко,

в запятые и точки.

(«Декабрь во Флоренции»)

Значимыми для Бродского являются все составляющие понятия «буква». Конечно, прежде всего, это знак, связывающий человека с человечеством, позволяющий поэту оставить себя, свою речь потомкам. Однако здесь остановимся на обозначенной теме метафоризации графики.

Бродского привлекает форма букв, подсказывающая зрительные образы, часто неожиданные:

…Только подумать, сколько

раз, обнаружив «м» в заурядном слове,

перо спотыкалось и выводило брови.

Форма букв у Бродского служит основанием для создания олицетворенных, персонифицированных образов. Например, в стихотворении «Строфы»:

Буквенный строй завершив деловито,

Невинно стоит в конце алфавита

Простая и скромная буква «я».

Буква как буква. Сойдется с другими,

Кивнет им головкой и лапку подаст…

И далее: «Как тридцать третья буква, Я пячусь всю жизнь вперед».

Персонификация букв, опирающаяся на их форму, приобретает в этом стихотворении глобальный характер: буквы – это люди (или люди – это буквы?):

Дорогая, несчастных

нет, нет мертвых, живых.

Все – только пир согласных

на их ножках кривых.

Кириллические метафоры Бродского имеют и отвлеченно-философское, и конкретно-личностное содержание. Как Вознесенский, расположив «У» горизонтально, увидел летящую утку, так Бродский, повернув на девяносто градусов букву «в», показывает зашифрованный в этом знаке смысл:

В облике буквы «в» При расшифровке вода,

явно дает гастроль обнажив свою суть,

восьмерка – родная дочь даст в профиль или в анфас

бесконечности, столь «бесконечность – о – да»…

свойственной синеве,

склянке чернил и проч.

На фоне такого неожиданного и философски глубокого восприятия буквенной формы следующий образ может показаться поверхностным и даже по-житейски банальным. Вспомним, как лирически представлена у Вознесенского буква «Б»: она «вдаль из-под ладони загляделася, как Богоматерь, ждущая младенца». У Бродского в стихотворении «Новая жизнь»:

Люди выходят из комнат, где стулья как буква «Б»

Или как мягкий знак, спасают от головокруженья.

Однако обращение к буквам как источнику образности у Бродского тем и своеобразно, что буквенные образы его не изолированы: они являются органичным элементом поэтики. Одна из констант поэзии Бродского – замкнутое пространство комнаты, привычная мебель (в частности, стул). Это мир гонимого поэта, его пристанище, в котором защищает постоянство вещей и букв, то есть возможность писать, творить (стул, понятно, в этом процессе играет не последнюю роль).

Уже из другого стихотворения:

Не выходи из комнаты: считай, что тебя продуло.

Что интересней на свете стены и стула?

. . .

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.

Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,

Слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся

Шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

(«Не выходи из комнаты…»)

Самой привлекательной, самой содержательно многоплановой, неожиданной по интерпретации является дл Бродского буква «Ж». Графическая основа ее образности, очевидная для каждого, нашла отражение и в поэзии («жуковатая буква» в приведенном выше стихотворения Льва Лосева). «Ж» действительно напоминает насекомое, но у Бродского это не вызывает отрицательных реакций.

Говоришь, тебе нравится буква «Ж»?

Что ж, это красивая буква нашего языка.

Она издали смахивает на жука

И гипнотизирует мужика.

(«Театральное. С.Юрскому»)

Эту «красивую букву» Бродский узнает в самых неожиданных предметах.

…Сад густ, как тесно набранное «Ж».

(«Мексиканский дивертисмент. Гуернавака»)

…Полицейский на перекрестке

машет руками, как буква «ж», ни вниз, ни

вверх…

(«Декабрь во Флоренции»)

О мухе Бродский пишет, как «о букве шестирукой, … расхристанной на месте плоском кириллицыным отголоском…».

Однако ассоциативные «выходы» буквы «Ж» у Бродского требуют особого комментария. О том, как связаны в его поэзии эта буква, муха и… муза, можно прочитать в нашей статье «”Милая кириллица” И.Бродского» [3, c. 56-65].

Вообще, чтобы воспеть кириллицу, можно ограничиться цитатами из Бродского. Ибо «черные знаки на белом», с помощью которых поэт оставил нам свою «часть речи», - это не буквы вообще. Это буквы славянские, кириллические. Слово «кириллица» является одним из ключевых в творчестве поэта, который в нобелевской речи назвал себя «всего лишь орудием родного языка». О своей поэзии он написал однажды, что это «сильных чувств динозавра и кириллицы смесь» («Строфы»).

Бродский ни разу в жизни не усомнился в том, что его стихи могут быть и должны быть написаны только на русском языке.

… если вдруг начнет хромать кириллица

от сильного избытка вещи фирменной,

приникни, серафим, к устам и вырви мой язык.

(«Песня о красном свитере»)

и еще:

История Земли, история человечества и его древних цивилизаций до сих пор находятся за пределами достоверных знаний. Например, кто в XXI веке может объяснить, каким образом свыше пяти тысяч лет назад в культуре майя существовали уникальные календари, в которых точность исчисления длительности года на Земле, периодов обращения планет Солнечной системы равна или даже выше точности наших современных астрономических данных. При этом, как выяснили археологи, в их быту не было колеса. Такие же загадки — в культуре племени догонов.

Каким же образом можно совершить путешествие в далекое прошлое, которое кажется не оставило нам никаких материальных следов?

Такая возможность существует! Есть совершенно неисследованная область, которая содержит ответы на эти вопросы — лингвистика. Речь пойдет не о «бытовой» лингвистике, а о сакральной, которая содержится в глубине слова и даже в глубине каждой буквы. Сами буквы являются для внимательного исследователя точными путеводителями по... истории создания самой буквы, а затем и по истории создания слова, характеризующего вещь, предмет, процесс. И все это происходило в глубокой древности, много тысяч лет назад.

Русские буквы созданы на основе всего трех графических символов или знаков: черт, резов и коловратья, то есть спирали, которая, по-существу, является реальным следом вращения любого коло (круга), самым главным из которых является наше Солнце и сама планета-Земля.

Давайте побываем, прочитав сказки, в том мире, где жили наши предки, поймем их, убедимся — им было что передать нам, даже по прошествии многих тысячелетий. В сказках через символы букв древне-славянской азбуки рассказано, по-существу, о том, откуда появилась Земля и, следовательно, Земляне — мы с Вами! Следующий вопрос, который в процессе жизни Вы часто задаете себе, также освещен — прямо и иносказательно — в сказках: к чему Человек стремится, какие Цели преследует, создавая свой кратковременный жизнестрой на Земле. И третий, весьма существенный, в каком случае по мнению наших далеких предков он достигает успеха и счастья.

Не торопитесь сказать: «Мне это все известно». Ведь до сих пор никто не обращал внимания на то, как — и, главное, почему буква Я или А записываются графически так, а не иначе. И только в 21 веке с развитием науки, называемой биоэнергоинформатикой, стало ясно, сколь важно само начертание букв, черты, реза и коловратья, которые поступая в мозг человека, немедленно им расшифровываются. И тогда любая буква, а тем более слово, является действенной, способной замедлять или ускорять биохимические процессы внутри человеческого организма.

Через буквы алфавита, если он не искажен временем и со¬циальными катаклизмами, происходила (и происходит!) пере¬дача потомкам Духовно-информационного Завещания наших предков. Тем более это можно сказать о словах, пословицах, поговорках, сказках. С середины 90-х годов XX века стали вре¬мя от времени публиковаться работы Шубина-Абрамова А.Ф. (14), в которых в предельно сжатой форме рассказано о древ¬нем славянском алфавите. Алфавит, после его освоения, кажется каждому ученику гармоничной и целомудренной симфонией, рассказывающей — нет, поющей! — о строении Космоса, Земли, Человека. Вот что пишет сам А.Ф. Шубин-Абрамов: «Искони люди обладали Божественными способностями Общения с окружающим их Миром, являясь Детьми и Внуками Бога-Творца. Они обладали Всеясветными Знаниями Всего, Везде и обо Всем.

Кратко говоря, люди умели Словом Орати Всея Свети.

Люди умели... летать, искривляя Пространство, умели организовывать своей Биоэнергией грубую Материю в Биологическую... могли и сами тоже Творить Материю» [14].

Кириллица, как подчеркивает Шубин-Абрамов А.Ф., является осколком древней азбуки, причем весьма приблизительно отражающим смысл и имена каждой буквы. Мы расплачиваемся за это полным непониманием богатства русского языка, смысла его пословиц, поговорок, фразеологизмов, сказок. Более того, исконно русские слова часто рассматриваются, как неумелое калькирование с других, — хотя и не менее древних и богатых! — но других языков.

Многие знают об этом — и даже писатели [16]! — но узнавание древней азбуки русскими и русскоязычными народами нашей страны было заторможено из-за политических и экономических катаклизмов в России в XX веке.

Наступил XXI век, век знаний и духовности, Не следует сидеть во мраке искаженной истории славянских (и русских) народов, недостоверной информации о древнем языке, его словах, буквах, отражающих Вечное движение Человека к Свету.

Автор ожидает получить массу критических писем, но хотел бы заметить, что поговорка «в споре рождается истина» издревле означала совсем не то о чем думают люди: о критике, спорах на кулаках или без них в печати. Нет, когда наши предки говорили «в споре рождается истина», они полагали, что обратившись к древним источникам, человек внутри себя, неизменно стремясь к развитию и духовному возрождению, САМ увидит истину в первозданном свете.

Возражения могут возникнуть уже по той причине, что читатель в книге русских сказок прочитает не об Иване — крестьянском сыне, а об Иване Быковиче [6] или даже Иване-дураке.

Просматривая сказки в других книгах, с удивлением замечаете: пересказывая, сказитель обязательно добавляет что-то свое, хотя общая канва повествования остается неизменной. Например, тот же сюжет об Иване [6], который победил Чудо-юдо, украшен тем, что сподвижниками героя были Иван-царевич и просто Иван — сын царской кухарки. Сам же Иван — победитель «нечистой силы» имел отчество Быкович, ибо ро¬дился якобы у Коровы от Быка.

Разумеется, это местные украшения древнего сказания, в которых в ходе занимательных украшательств терялись часто слова, важные для расшифровки тайного, сакрального смысла. В данной работе сюжет — наидревнейший, записанный А.Ф. Шубиным-Абрамовым с текстов, хранящихся в недоступных для их искажения кем-либо месте в ходе социальных катаклизмов, государственных приказов, актов, в ходе лингвистической чистки.

К счастью, отчество Быкович несет правильную окраску, характеризующую сущность нашего героя, Ивана - крестьянского сына…

…Изучение кириллицы, которая является частичным (!) изложением древней азбуки, позволит восстановить русские сказания в их первоначальной красоте, полноте знаний, мудрости, оставленной нам нашими предками.

Ведь сказки — кладезь Великой Народной Мудрости, которая передается из уст в уста, воспитывая поколение за поколением. Но настало время, когда следует объяснять и детям, и взрослым - нет, не сюжет повествования, - а ее сакральный, истинный смысл. Нельзя упустить момент, ибо под влиянием экспансии на русскую землю инородных влияний могут быть потеряны настоящие жемчужины народной мудрости. Само слово «сказка» раскрывает секрет своего нетленного обаяния. Ведь сказка - слово (С), сконцентрировавшее ( азы ) земной ( 3 ) мудрости (символ І в К) людского будущего восхождения спорой, твердо стоящей на тверди . Сказка обучает, смешит, концентрирует на злом и добром, раскрывая за необычным самое обычное правомерное течение жизни на земле.

И еще об одном заблуждении, которое нашло отражение в определении жанра сказки: «сказка — произведение устного народного творчества, повествующее о вымышленных событиях». Да, события придуманы, но слово «вымышленные» следует понимать исключительно в положительном смысле. Ведь глагол «вымышлено» — это «ведающая десятимерное восхождение мысль возводит защиту людскому для умножения (усиления) их жизнестроя». После освоения символов букв кириллицы расшифровка станет понятной читателю [31]. Это означает прежде всего, что любая мысль иносказательно отражает реальность, хотя иногда требует перевода ее сути на современный уровень знания в обществе.

…Прочитав разъяснения народных сказок, полученные прочтением ключевых слов повествования через буквы кириллицы, читатель уже сделал для себя очень простой вывод: сказки позволяют выйти не только за пределы суеты, но и за пределы обычного восприятия окружающего мира. Мир незаметно расширился в его сознании и достиг необозримых ранее пределов — построения Солнечной Системы, Вселенной и даже Галактики. Она стала близкой и родной.

Некоторые подумают: «хорошо было предкам, они жили в единении с Природой». Не надо вздыхать, нам это вполне доступно и даже предначертано всеми земными программами, которые закодированы не только в сюжетах русских сказок, но во всем богатстве русского языка — пословицах, поговорках, фразеологизмах и просто в русских словах.

А общество, единяющее людей, пускай остается. Следует только понять для чего оно когда-то создавалось: для самосохранения человека как вида. Человек в одиночестве (!) не смог бы выстоять, как вид, среди Ихтиозавров, Птеродактелей, Мамонтов и других представителей животного мира. Другое дело, что нам часто не нравится наш социум. Тысячи умов прошлого думали на эту тему: как сделать общество людей идеально сбалансированным, а жизнестрой целомудренным. Сказка Радьярда Киплинга о Тарзане или история, рассказанная Генри Д. Торо «Уолден, или жизнь в лесу», тому подтверждение. Некоторые утверждали, что необходимо по-другому устроить государственную машину, например, как изложил Томмазо Кампанелла в своем знаменитом «Городе Солнца». Научно-технический прогресс, на который уповают некоторые политики, тоже, как видим воочию в XXI веке — а достижения наук, действительно, значительны, — не приво¬дит к целомудренности человека.

Куда же идти? Все русские сказки говорят куда, но вывод пока остается вне нашего сознания, Давайте сделаем выводы хотя бы из того ограниченного цикла, сказок, рассмотренных выше. Кто оказывается счастливым в конце сказки? Это Иван-царевич, Иван Быкович, Василиса Премудрая и многие, многие другие герои, которые, пройдя цикл испытаний, выполнили свою земную программу. Программы земные многочисленны, но они всегда направ¬лены не только на благо Человека, но и на совмещение его достижений с гармонией в окружающем его мире. Это явственно звучит в сказке «Царевна-лягушка».

Следующий вывод заключается в том, что каждый человек может достичь своего личного и общественного счастья вне зависимости от его статуса в обществе. Испытания реальностью выдерживает и Иван-царевич, и Иван Быкович, и про¬сто Иван, и безвестный Казак из сказки «Царевна-змея». Как подчеркивает Г. Грабовой в одном из своих откровений: «Человек един также, как един разум Создателя. А это значит, что от Создателя люди равны».

Почему же Царь из известной сказки А.С. Пушкина, окунувшись в кипящем молоке, не выходит из этого испытания молодым писанным красавцем? Ответ ясен: власть не дает привилегий. Главное — стойкость, мужество человека в достижении им внутренней гармонии и целомудренности. И хотя царь был рожден, как все смертные с огромным запасом сил и энергии для достижения этой основной земной программы, он не смог, видимо, разорвать цепей «потребительского властного блаженства» и был наказан. Как сказано в одной из трагедий В. Шекспира:

«... Гордец с недолгой и непрочной властью.

Безлика его сущность перед небом,

Она так корчит рожи обезьяньи,

Что ангелы рыдают...»

Все сказки говорят: только в вечном развитии личности можно (и нужно!) достичь счастья. Герои сказки эту программу претворяют в жизнь. Вот почему такое хорошее, прекрасное ощущение остается у читателя после чтения каждой русской сказки.

После постижения метода расшифровки слов по слогам и буквам кириллицы, для читателя не останется в сказке ничего нелепого мистического, загадочного. Он увидит в повествова¬нии проверенную на многовековом опыте систему создания на земле гармоничного, сбалансированного жизнестроя для всех миров планеты - растительного, животного, человеческого. Поняв это, он активно включается в создание такого мира, чем поможет сохранить нашу планету в ее прекрасном зелено-голубом одеянии.(http://www.toyclub.com.ua/index.php?cate...)

Про это пишут много, но ничего конкретного.
Источник: http://uralpress.ru/art117768.htm, http://surm.md/index.php?option=com_content&task=view&id=308&Itemid=146,
04 мая 2009 10:53

Не имею к этому особого отношения


Другие ответы
1
Каждая буква кириллицы имеет название. Если прочесть эти названия подряд, получится: «Азъ буки веде. Глаголъ добро есте. Живите зело, земля, и, иже како люди, мыслите нашъ онъ покои. Рцы слово твердо – укъ фърътъ херъ. Цы, черве, шта ъра юсъ ... Еще
← Показать все ответы
Комментарии
  • 05 мая 2009 03:20

    Спасибо. Стихотворение В. Брюсова открывает удивительную красоту и гармонию в сочетании букв, звуков и красок необъятной Вселенной.