Подсказка

Для эффективного поиска ответа на Ваш вопрос, выберите вопросительное слово, например "Как" и соответственно этому вопросительному слову составьте свой вопрос. Если Ваш вопрос не содержит вопросительного слова, то выберите в списке -//- и просто напишите свой вопрос.

Когда в Москве появились колокола?

Спрашивает Елена   23 апр. 2008
Сколько лет московским колоколам
Ответ
На православном Востоке колокола появились при храмах лишь во II половине IX века.

Колокола на Руси относятся к самым истокам христианства. Сначала, как и в Византии, для призыва к богослужению использовались била и клепала. Упоминания о них и сейчас есть в Типиконе (гл. 7, Последование Пасхи). Особенно долго они сохранялись в Ростове и употреблялись до самых поздних времен наравне с колокольным звоном. В Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой лавры (основанном в 1844 г.) было в употреблении большое деревянное било. В Греции, в монастырях Святой горы Афон, в Сербии, Болгарии и в других православных странах била и колокола до сих пор используются вместе.

Впервые колокола на Руси упоминаются в летописи в 988 и 1066 годах. Новгородская летопись говорит о колоколах при храме святой Софии. В конце XII века колокола уже были в храмовых зданиях Полоцка, Новгород-Северского и Владимира на Клязьме.

Древнейшим русским колоколом считается один из двух колоколов коринфской меди в 2 пуда и 10 фунтов, обнаруженный в 1824 году при раскопках фундамента Киевской Десятинной церкви.

О русских мастерах колокольного дела впервые упоминается в летописи 1194 года. В Суздале, в Киеве в XII веке появились литейные мастерские. Сначала русские колокола отливались небольшими, совершенно гладкими, не имеющими надписей. Как и на Западе в колокола звонили, раскачивая их. Но с увеличением размеров и веса их начали закреплять неподвижно, а звонили при помощи раскачивания языка.

В XIV веке центром литейного дела становится Москва. Появились первые знаменитые мастера. В летописи 1342 года упоминается «россиянен Борис», отливший много колоколов для соборных храмов.

С развитием торговых связей привозится много колоколов из-за границы, приезжают иностранные мастера для выполнения заказов для храмов и монастырей. На колоколах появляются надписи на славянском, латинском, голландском, старонемецком языках (иногда их можно было прочитать только с помощью специального «ключа»). В отличие от западной традиции «крестить» колокола появился особый чин освящения колоколов.
Вторая половина XV века – замечательная эпоха истории колокольного дела в России. В Москве появился Пушечный двор, где лили пушки и колокола. Литейным делом в то же время занимались венецианцы Павел Дебоше, мастера Петр и Яков. Уже в начале XVI века русские мастера с успехом не только продолжили дело литья колоколов, но и во многом превзошли своих учителей. Формируется особый тип русских колоколов, особая система креплений, особая форма и состав колокольной меди.

В 1530 году при Иване Грозном в Москве мастером Немчиновым был отлит колокол «Благовестник» весом в 1000 пудов. Среди других известных мастеров, прославившихся тщательной и художественной отделкой колоколов можно назвать Игнатия, Богдана, Андрея Чохова и других. В это время в одной только Москве при церквях насчитывалось до 5000 колоколов. К середине XVI века русские колокола не только по количеству, но и по весу превосходили западные.

С XVII века иностранных мастеров уже не приглашали. В это время в Москве насчитывалось около 4500 церквей, монастырей и часовен, и в каждой висело от 4 до 12 колоколов. Когда во все разом звонили, то поднимался такой гул, что нельзя было расслышать друг друга.

Известными русскими мастерами того времени были: Проня Федоров, Игнатий Максимов, Андрей Данилов и Алексей Якимов.

В России начинают отливать огромные по размерам колокола, поражавшие опытных иностранных мастеров. В 1622 году для колокольни Ивана Великого был отлит мастером Андреем Чоховым колокол «Реут» весом в 2000 пудов.

Самым благозвучным колоколом России считался отлитый в 1667 году колокол Саввино-Сторожевского монастыря города Звенигорода весом в 2125 пудов. В 1941 году, во время приближения фашистских войск к Москве, колокол решили вывезти из столицы, но он сорвался и разбился.

Особое место среди русских колоколов занимают ростовские: «Сысой» весом в 2000 пудов – отлит в 1683 году; «Полиелейный» весом 1000 пудов – отлит в 1683 году; «Лебедь» весом 500 пудов – отлит в 1682 году.

Всего в звоннице Ростовского кремля 13 колоколов. Звонят в них по нотам, специально сочиненным в три настроя: ионинский, акимовский и дашковский или егорьевский.

В начале царствования Петра I колокольное дело в России не было успешным из-за несколько прохладного отношения светской власти к Церкви. Указом царя в 1701 году в Москву было свезено на переплавку огромное количество церковных колоколов (более 90 тысяч пудов) и из них отлиты пушки, мортиры и гаубицы, но колокольная медь в силу мягкости металла оказалась непригодной для этой цели.

В 1717 году Петр I повелевает отлить колокол для Ново-Спасского монастыря весом 1100 пудов. В это же время литейщик Иван Моторин изготавливает колокол весом более 4000 пудов для Троице-Сергиева монастыря и переливает колокол «Набатный».

Особое место среди колоколов в мире занимает самый большой – «Царь-колокол». Начиная с XVI века, этот колокол переливался четыре раза. И каждый раз его вес увеличивался.

Первый «Царь-колокол» был отлит в 1654 году Емельяном Даниловым. Это был большой «Успенский» колокол для Московского Кремля весом 8000 пудов (130 тонн), ставший первым Царь-колоколом, т.е. самым тяжелым в мире. Но осенью того же года он треснул при праздничном благовесте, еще находясь над литейной ямой.

В 1655 году перелить его вызвался молодой мастер Александр Григорьев (по велению царя Алексея Михайловича). В «добавку» к старому колоколу были отпущены дополнительно чистая медь и олово. Отливка нового «Большого Успенского» колокола весом в 10000 пудов прошла удивительно слаженно и быстро – всего за 6-7 месяцев. Колокол выдался на славу, и его бас перекрывал голоса всех колоколов столицы. Однако в 1701 году во время большого пожара он упал и разбился. В дальнейшем его металл стал основой для третьего, 12327-пудового «Царь-колокола», отлитого 25 ноября 1734 года Михаилом Моториным. Колокол высотой в 6,14 метра, диаметром в 6,60 метра и весом в 201924 тонны до весны 1735 года находился в литейной яме, но вновь при пожаре в Кремле, от перепада температур при тушении огня, колокол дал трещины и от него откололся кусок весом 11,5 тонны. Колокол стал непригоден для применения.

Целое столетие колокол находился в земле у колокольни Ивана Великого, а 4 августа 1834 года его подняли из земли и установили на гранитный пьедестал. Колокол с художественной стороны определяют великолепные внешние пропорции, он украшен изображениями царя Алексея Михайловича и императрицы Анны Иоанновны. Между ними в двух картушах, поддерживаемых ангелами, находятся надписи. Венчают колокол изображения Спасителя, Богородицы и евангелистов, верхний и нижний фризы украшены пальмовыми ветвями.

Цвет меди в изломе – беловатый, которого не имеют другие колокола, – это связано с большим содержанием золота (около 72 кг) и серебра (около 525 кг).

В царствование Александра I для колокольни Ивана Великого в 1819 году отливается новый «Большой Успенский» («Царь-колокол») весом в 40000 пудов (мастер Яков Завьялов). Ныне это самый большой из действующих колоколов России и самый лучший по тону и звуку.

Наш «Благовестник» рос и прибавлял в мощи, наращивая пуды бронзы и версты в полете звона. Он все шире раздвигал двери храма и доносил Божий глас для большого числа православных. Один – покрывал голоса всех остальных колоколов Москвы и летел за 8 верст от столицы, удар другого был подобен грому и вызывал вибрацию грунта вроде легкого землетрясения, а уже богатырь и красавец, что поныне, изумляя, стоит в Кремле, мог бы сотрясать ближние здания вплоть до разрушения.

Известны и другие отлитые в это время большие колокола. К ним можно отнести колокол «Святого Иоанна» в 3500 пудов и колокол, получивший название «Новый колокол», в 3600 пудов. В Петербурге для Исаакиевского собора отливаются одиннадцать колоколов. На их отливку пошло 65,5 тонны сибирских пятаков. Самый большой – весом 1860 пудов – носил изображения русских императоров в пяти медальонах. Но еще в XIX веке колокол дал трещину.

Александр II пожертвовал Соловецкому монастырю колокол, именуемый «Благовестник». На нем в прозе и картинах отражено историческое событие 1854 года, когда монастырь выстоял осаду английского флота. А венчали колокол изображения Богородицы и соловецких чудотворцев.

Для храма «Христа Спасителя» в Москве было отлито 14 колоколов. Самые большие из них «Торжественный» в 1654 пуда и «Праздничный» в 970 пудов.

В 1907 году впервые зазвонили колокола храма «Спаса на Крови» в Петербурге. Знаменитый ростовский протоиерей Аристарх Израилев «научил» колокола этого храма играть, кроме богослужебных звонов, «Боже, царя храни», «Коль славен» и другие мелодии.

К началу ХХ века петербургские звоны превосходили по тональному разнообразию и мелодичности московские и даже знаменитые ростовские «малиновые звоны». Тщательный подбор колоколов по звучанию обеспечивал петербургским колоколам исключительную музыкальность.

Но, как и раньше, приезжают в Ростов насладиться звоном «Лебедя», «Полиелейного» и «Сысоя», изготовленных с минорным звучанием, композиторы, певцы, звонари и тысячи иных любителей. А затем, по желанию иметь мажорного звучания колокол, отливается новый, 2000-пудовый «Сысой», и поныне звучит почти идеальный аккорд!

Колокол-певун воспет и запечатлен в операх. Ни у одного народа в музыке не услышишь столь часто его голос. Оперы «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») Глинки, «Борис Годунов» Мусоргского, «Князь Игорь» Бородина, «Псковитянка» Римского-Корсакова, увертюра «1812 год» Чайковского, «Ночь на Лысой горе» Мусоргского, поэма «Колокола» Рахманинова...

Обычно все колокола изготавливались из специальной меди, но использовались также другие материалы: чугунные в Досифеевой пустыни на берегу Шексны, два каменных в Соловецком монастыре, восемь колоколов из листового железа в Обнорском монастыре, колокол из стекла был в Тотьме, шесть золоченых – в сибирском городе Таре при Казанской церкви, 17-пудовый колокол из чистого серебра – в Успенском соборе города Харькова, отлитый в 1890 году в память избавления от гибели царской семьи при крушении поезда (бесследно исчез в 20-х годах ХХ века).

К 1917 году в России было 20 крупных колокольных заводов, на которых за год отливалось церковных колоколов общим весом до 120 тысяч пудов. Наибольшей известностью пользовались завод Богданова в Москве, завод Оловянишникова, удостоенный посещением трех императоров, заводы Затрапезного в Ярославле, братьев Усачевых на Валдае.

1917 год принес много бед, настало страшное время гонений на Церковь. Разрушались храмы и колокольни, сносились монастыри. Кинохроника донесла до нас ужасные картины глумления над иконами и колоколами. Невозможно без содрогания видеть кадры уничтожения колоколов и разрушения храма «Христа Спасителя».

Большинство церковных колоколов было уничтожено, а наиболее ценные проданы за границу. Так в 30-е годы в США (в Гарвардском университете) оказались уникальные колокола Данилова монастыря, а колокола Сретенского монастыря были проданы в Англию. Огромное количество колоколов оказалось в частных коллекциях. В течение нескольких лет было уничтожено все, что Православная Русь бережно создавала и собирала столетиями.

1930 год – год запрета – оборвал звучание колоколов. Казалось, навеки отзвонила Россия. Но прошли семьдесят лет гонений и снова мы возвращаемся к истокам. Искусство литья колоколов постепенно возрождается. По благословению Cвятейшего Патриарха Алексия II в 1992 году учрежден Фонд «Колокола России», который возрождает древние традиции колокольного искусства. Колокола ныне отливаются в Туле, Воронеже, Санкт-Петербурге, Нововолынске, Новом Раздоле, Архангельске, на Московском заводе ЗИЛ и других местах.

Возрождается литье по старинному русскому образцу, раскрываются старые секреты, создаются новые приемы. Где-то колокола льют в графитовые формы с применением современных вакуумных технологий, доставшихся в наследство от ВПК (военно-промышленный комплекс), а где-то форму для отливки делают из глины, добавляя в нее коровью шерсть и свиное сало, чтобы колокол, остывая, не «порвал» себя. Особое внимание обращается на еще очень важное условие – это звучность, тональность и декоративное убранство, которое, в свою очередь, влияет на звук.

За короткий срок воссоздан храм «Христа Спасителя» и отлиты для него колокола.

Возрождаются колокола Троице-Сергиевой Лавры. 4 сентября 2002 года на Соборной площади Лавры тысячи людей стали свидетелями уникального события – подъема на самую высокую звонницу России двух огромных колоколов – «Первенца» (27 тонн) и «Благовестника» (35,5 тонн), взамен сброшенных и разбитых в 1930 году «Бориса Годунова» и «Корноухого». На молебне перед подъемом Cвятейший Патриарх Алексий II отметил, что воссоздание колоколов лаврской звонницы является свидетельством восстановления исторической справедливости. Возвратившиеся из небытия колокола как зримый символ возрождения духовности отныне будут не только оглашать своим благодатным перезвоном окрестности Лавры преподобного Сергия, но и поддержанные медным гласом всего сонма православных звонниц, прославят имя Божие по всей русской земле. Он выразил надежду на то, что в скором времени будет воссоздан и самый тяжелый из звонивших на Руси 65-тонный колокол «Царь».

30 августа 2002 года стало знаменательной датой для псковичей – они теперь будут часто слышать торжественный перезвон: десять колоколов (от нескольких килограммов до шести центнеров) были водружены на колокольню храма «Успения Божией Матери». Колокола изготовлены в городе Воронеже на заводе Анисимова, носящим название «Вера».
Источник: http://www.baltwillinfo.com/mp5-03/mp-15.htm
23 апр. 2008 11:55

Другие ответы
1
В стольном граде первые колокола появились при Иване Калите. Для того чтобы подчеркнуть зависимость Тверского княжества от Москвы, в 1338 году из Спасского собора Твери был привезен колокол. В период с 1346 по 1480-е, судя по летописи, происходил захват ... Еще
23 апр. 2008 11:45