Вольности Юрия Любимова.

Принято думать, что москвичи редко ходят в театры. Впрочем, и относительно других сфер жизни – нередко говорится о значительно большей пассивности москвичей по сравнению с приезжими, которые в результате и «пробиваются» в Москве быстрей и эффективней, достигая успеха, в отличие от многих коренных жителей.

Так вот, о театрах. Возможно, приезжие и гости столицы действительно несколько чаще становятся их посетителями. Однако только ли здесь дело в пассивности москвичей? Расспрашиваю знакомых и друзей, которые побывали на разных спектаклях театров Москвы, прошу их поделиться впечатлениями, и в ответ часто слышу примерно одно и то же: актёры играют небрежно, кое-как, сама постановка – либо серенькая, «так себе», либо вообще какая-нибудь пошлость.

Однако же недаром говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Этой осенью посетила Государственный культурный центр-музей В.С. Высоцкого, который, кстати, рекомендую всем ценителям творчества поэта. И, пожалуй, хорошие впечатления от выставки, привели меня к решению это путешествие продолжить. У меня появилось желание пойти также в театр, где Владимир Высоцкий играл. Я говорю об известном Московском театре на Таганке, в репертуаре которого, в новогодние праздники, нашла заинтересовавший меня спектакль – по не менее любимому мною роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».

Называется сей шедевр – «Мастер и Маргарита», вольная композиция Юрия Любимова и Владимира Дьячина. Вольность, видимо, в том, чтобы из надёрганных глав романа приготовить какой-то неудобоваримый кисель и выплеснуть его прямо в лицо непритязательному зрителю. Булгаковские герои узнаются с трудом, потому что больше напоминают свои отражения в кривых зеркалах: Маргарита – не Маргарита, Воланд – не Воланд, Азазелло – не Азазелло, а сцена разговора Стравинского с Иванушкой Бездомным и просто до безобразия искажена. Зато наигранности, отвратительного и пошлого кривляния хоть отбавляй. Пожалуй, единственное исключение – это Иешуа в исполнении Александра Трофимова. Единственный актёр, которому скажешь: «Верю!». Слава тебе, Господи, что нашлась хоть какая-то изюминка в спектакле, хоть что-то, что зацепляет, побуждая досмотреть его до конца. Однако ж, столь претенциозную и по-своему зрелищную, хотя и «кривую», в целом, постановку, наверное, даже и сам Владимир Семёнович бы не спас. Поэтому остальной команде так и хочется сказать: «Дорогие актёры с режиссёрами! «Плющиться», «колбаситься» и играть в дурака мы и сами отлично умеем. Для этого вовсе не надо покупать билет стоимостью в тысячу с лишним рублей. Если же зритель его покупает, то хочет увидеть пусть даже в самой «вольной» композиции талантливую актёрскую игру, передающую, хорошо, не букву, но – дух и суть произведения… А не плохую пародию на известный роман.»

Владимир Высоцкий говорит в одном из интервью: «Когда ты приходишь в девять утра и видишь около театра зимой замёрзших людей, которые стояли в очереди и отмечали, на руках писали номерки, то просто после этого рука не поднимается играть вполсилы. Не поднимается рука играть в полноги. Мы играем в полную силу всегда. Некоторые зрители после спектакля говорят: «Мы даже устали!..» Наверное, это то, что безвозвратно ушло…

Пишет
Ольга Афанасьева
Ольга Афанасьева