Собственный опыт

Шлагбаум открывается автоматически

Удивленно вздернутые брови начальника отдела кадров, трепетно сжимающего в руках мое потрясающее резюме. А я сижу и скромненько так изучаю вмятину на ламинате. Видимо, в кресле до меня много претендентов нервничало и ерзало.
- Ну что Вам сказать, - Игорь Александрович наконец-то неохотно расстался с напечатанными листиками, аккуратно сложил их в папку и поднял на меня глаза, - Вы нас вполне устраиваете, условия наши Вам подходят, коллектив у нас дружный, помогут, если что. К работе приступайте с понедельника. Удачи!

Все выходные я провела, кружась перед платяным шкафом и исполнив весь известный мне репертуар русской и зарубежной популярной музыки. Моя вожделенная мечта работать в крупной компании, тесно работающей с иностранными заказчиками, подмигивала и приближалась все ближе и ближе. В понедельник я надену строгий костюм (долой джинсы), подберу волосы наверх (хватит ходить растрепанной малолеткой), всуну ноги в изысканные туфли (а красиво-то как, кто бы мог подумать) и произведу фурор в офисе. Новая кровь, как известно…Наконец-то пригодятся мои красные дипломы о двух высших образованиях, многочисленные документы о повышении квалификации, знание почти в совершенстве двух иностранных языков и неплохой опыт работы по основной специальности.

Понедельник. Утро. Офис. Стою в холле, глупо улыбаясь. Вокруг носятся какие-то странные люди с бумагами под мышкой, что-то бормоча себе под нос, усмехаясь или открыто чертыхаясь. Они смотрят сквозь меня, находясь в своем вакууме, ну, быть может, еще в компании с незримыми заказчиками, судя по услышанным мною невнятным отрывкам из договоров или протоколов разногласий сторон. Отбросив бесполезную попытку общения, плетусь в кабинет Игоря Александровича за дальнейшими инструкциями, получив при этом небольшой нагоняй за пятиминутное опоздание.

Ничего себе, денек. Пролетел, как час. Обожаю, когда много интересной работы. Когда пальцы колотят по клавиатуре, ловя за хвост убегающие вперед мысли. Когда одной рукой листаешь справочники в поисках нужной информации, другой торопливо записываешь внезапно постучавшиеся идеи, а глазами ласкаешь чашку с дымящимся кофе, тоскливо понимая, что найти мгновенье для глотка просто нереально.

- Вы что, курите, вы с ума сошли? - рядом со мной на ступеньках появилась призрачная тень, которая исчезла сразу же, как только я повернула голову. На всякий случай я выбросила сигарету и, возвращаясь в свой кабинет, внимательно оглядывалась по сторонам в надежде обнаружить это мимолетное виденье.
- За курение во время рабочего дня снимают премию в размере 10 процентов, - раздался негромкий голос.
Девушка в огромных круглых очках, делающих ее глаза еще больше и испуганнее, застенчиво улыбалась мне. Я удивленно постояла секунду, потом пошла в свой кабинет работать. Работы, действительно, было много. Так много, что мне захотелось закрыть дверь на ключ и отгородиться от всего мира недельки на две.

Недели через две. Я потихоньку вошла в струю компании, проделала огромную работу по подборке, сортировке и аналитике данных для руководства. Кстати, наш генеральный директор оказался настолько умным, интеллигентным и приятным во всех отношениях руководителем, что сразил меня наповал сразу же. Люблю присутствовать на совещаниях и слушать его пронзенную тончайшим юмором речь. Он обладает таким даром убеждения, что даже самый воинственно настроенный заказчик тихонько тает от сокрушительной волны обаяния и с радостью подписывает договор.
Монолитную антипатию вызывает у меня его заместитель, Сергей Иванович. Он меня уже никогда не проведет своей фаустовской улыбкой, таящей вселенский сарказм ко всем офисным работникам, ну разве что помимо бухгалтерии. Бухгалтерия – это у нас отдельная песня. Ровно в девять утра и в четыре пополудни непременно начинается чаепитие (гордо называемое главным бухгалтером «традицией»). Дверь одного кабинета закрывается на ключ во избежание не вовремя заглянувшего за доверенностью или за платежкой сотрудника. Все (включая приглашенных, а это обычно заместитель директора или начальник отдела кадров) рассаживаются за стол, накрытый голубой клетчатой пленкой, достают с утра пораньше купленные пирожные и конфеты, наливают чай и начинают чинно беседовать. Беседа должна непременно проходить по определенному сценарию, никаких запрещенных тем типа успехов в учебе ребенка Елены Михайловны или продвижения по службе ее же мужа. Однажды совершив ошибку, Елена Михайловна приняла правила игры. Теперь она, прикрыв воспаленные глаза под очками, хрустит вафелькой, периодически монотонно кивая в знак одобрения чьей-то речи, и мысленно проигрывая в голове недавнее блестящее выступление дочки на выпускном экзамене в музыкальной школе, заодно калькулируя стоимость вечернего ужина по поводу очередной годовщины свадьбы.

Имидж начальника отдела кадров Игорь Александрович, казавшегося мне поначалу адекватным профессионалом, рухнул моментально в моих глазах, в момент фиксирования в блокнотике минутных опозданий сотрудников и курящих на ступеньках бедолаг. Я не переставала удивляться, почему в этом же блокнотике никогда не фиксировались часовые задержки на работе в авральные дни (а таковых имелось в изобилии) и количество хитрых решений и изобретений, созданных во время раздумий в сигаретном дыму.

Прошло два месяца. Заместитель директора, Сергей Иванович, поняв, что я безропотно исполню все порученное, даже если это и не входит в мои должностные обязанности, беззастенчиво повесил на меня свою работу по аналитической части, выдергивая из рук папку с проведенным мною анализом перед совещанием.
Ну вот опять. Мало того, что поручил провести недельный анализ работы всех отделов с диаграммами и таблицами, так еще и анализ маркетинговых исследований в совершенно новой области. Боюсь, не успею до утра, пожалуй, останусь на ночь в офисе.
Проводив тоскливым взглядом удаляющихся бодрым шагом сотрудников, я съела очередную порцию химической лапши из стаканчика и углубилась в работу. Чего скрывать, работа эта доставляет мне неописуемое блаженство и кайф.
Кайфовала над докладом и таблицами я долго, вырисовывая сегменты и диаграммы. Вроде и все. Теперь можно на секунду закрыть глаза.
- Доброе утро!, - чья-то рука мягко трясет мое плечо, - могу я узнать, что Вы тут делаете?
Передо мной стоял наш генеральный директор, с недоумением разглядывая плоды моей бессонной ночи.
- Готовлю доклад к сегодняшнему совещанию, - выпалила я бесстрашно, мысленно отмахиваясь от призрака его заместителя, грозящего мне тонким пальцем .
Директор странно посмотрел на меня и вышел. Я пулей рванула приводить себя в порядок, т.к. офис уже стал наполняться утренним смехом, запахом кофе и разговорами, пока еще с проскальзывающими кое-где домашними уютными интонациями.

Я, как главный специалист отдела, сидела на совещании в конференц-зале и упорно делала вид, что так хорошо никогда еще не высыпалась. Даже когда после доклада своего заместителя наш генеральный директор взял слово, я все еще упорно сохраняла надетую на себя маску бодрости и энергии. Но, наверное, я все-таки спала. Потому что ничего не поняла, что произошло. Почему-то у нас появился новый заместитель генерального директора. Почему-то все бросились поздравлять меня.

Я работаю в этой компании уже полгода. Лечу на крыльях на работу и с неохотой ухожу. Наша бухгалтерия теперь не пьет чай в девять утра и в четыре пополудни, закрывшись в кабинете. А если и устраивает чаепития, то за сладкий стол может запросто усесться любой желающий погрызть вафельный тортик и обсудить успехи в учебе своего чада. Ах, да! Теперь у нас есть официальная курилка. За перекуром ведь рождается масса идей. Хотя скажу по секрету, некурящим у нас планируется дополнительное премирование. Это придумал начальник отдела кадров.
Пишет
Марина Викторовна