Рейдеры, работающие через банкротство - как не стать лёгкой добычей?

В отличие от журналистов я бы не согласился с тем, что наше законодательство даёт какие-то особые преференции инициаторам банкротств: ни нынешний закон «О несостоятельности (банкротстве)», ни его предшественники мне никогда «прокредиторскими» не казались. Поэтому от критики законодательства я здесь воздержусь – на мой взгляд, правовая база даёт предприятию исчерпывающие возможности защитить свои интересы – надо только пользоваться ею и, конечно, грамотно вести свои дела. В идеале лучше жить вообще без долгов, но это возможно не всегда. Однако вопрос о том, как избежать банкротства, будучи «в долгах как в шелках», я считаю некорректным – вопросом из серии «как пить в день по литру водки и избежать цирроза?» С другой стороны, наличие у предприятия задолженности – это нормальное состояние бизнеса, существует даже такое понятие как «управление задолженностью». Не вдаваясь в сущность этого управления, отметим такие «симптомы» задолженности, которые могут говорить о потенциальной возможности захвата предприятия через банкротство.
Сразу отметём расхожее утверждение о том, что достаточно чуть-чуть кому-то задолжать (даже не зная об этом) – и оказаться вдруг банкротом, потеряв всё свое имущество. Существуют чёткие, предусмотренные законом критерии, без выполнения которых суд просто не примет к рассмотрению заявление о Вашей несостоятельности.
Во-первых, сумма долга должна быть не менее ста тысяч рублей, причём эта сумма должна быть именно основным долгом, не включать в себя пени, неустойки, проценты и т.д.
Во-вторых, непогашенная задолженность должна существовать не менее трёх месяцев.
В-третьих, долг должен быть (как правило) установлен судом (в этом отличие от предыдущего закона, где достаточно было акта сверки, исполнительной надписи нотариуса и некоторых других критериев установления долга).
Наконец, в-четвёртых, взыскатель должен был принять меры по взысканию долга в порядке исполнительного производства – и не достигнуть успеха.
Таким образом, если Ваше предприятие в прошлом месяце задолжало пять тысяч рублей за коммунальные услуги, это никак не может стать основанием для рейдерского захвата фирмы через возбуждение дела о банкротстве.
Вместе с тем, многие, даже стабильно работающие предприятия, вполне могут быть должниками, удовлетворяющими сформулированным выше четырём критериям. Например, действующая страховая компания может иметь немало проигранных судов по ОСАГО на сумму 120 тысяч рублей – максимальная выплата по ущербу одному транспортному средству. Эти долги могут не оплачиваться по разным причинам (обжалование в кассационном или надзорном порядке, подозрение на наличие состава преступления, да и просто - не дошла очередь). Судебный пристав также может за три месяца не списать долг с компании (например, в случае, если исполнительное производство возбуждено по месту нахождения филиала, который не располагает имуществом и даже приостановил свою деятельность). Так может появиться основной долг свыше ста тысяч рублей, не погашенный (в том числе и в ходе исполнительного производства) в течение трёх и более месяцев.
В идеале, финансовая служба предприятия должна держать такую задолженность «под особым контролем», имея в виду её особую опасность на предмет возможного банкротства (в том числе, и со стороны рейдеров). Совсем хорошо иметь некий финансовый резерв на такой случай (маловероятно, что рейдеры скупят много прав требования – для этого они должны располагать исчерпывающей информацией, так что «прорыв», если возникнет – то не по всем направлениям сразу). На практике такой контроль осуществляется не всегда, и решать проблемы приходится «по мере их возникновения). Как же не упустить «первые симптомы»?
«Чёрной меткой» надвигающегося банкротства является получение по почте копии исполнительно листа. Если к Вам или в любое из подразделений фирмы поступило такое отправление – заявление о признании организации банкротом неизбежно, ибо БОЛЬШЕ НИ ДЛЯ ЧЕГО копия исполнительного листа должнику не посылается. Хуже другое: не все кредиторы честные, и не все судьи проверяют, ЧТО ИМЕННО послали должнику вместо копии исполнительного листа. Выручает то, что и фантазия у рейдеров не сильно богатая, поэтому обращайте внимание НА ЛЮБЫЕ необычные почтовые отправления от крупных кредиторов компании. Иногда это могут быть поздравительные открытки (почему-то в конвертах и с уведомлением о вручении), но могут быть и просто письма (например, двадцать пятое требование погасить долга) – а к заявлению о признании Вашей фирмы банкротом соответствующий почтовый документ будет приложен как доказательство вручения Вам копии исполнительного листа. Если что-то подобное в фирму поступило – тут и надо вводить в действие заранее подготовленные резервы, попросту говоря – гасить ДАННЫЙ КОНКРЕТНЫЙ долг, точнее – уменьшать сумму основного долга хотя бы до 99 999 руб. 99 коп. В отличие от начала нулевых годов сегодня суд выносит определение о введении наблюдения С ВЫЗОВОМ СТОРОН и, если Вы представите суду доказательства того, что сумма долга уменьшилась до уровня ниже установленной законом – суд просто не сможет дать делу дальнейший ход.
По идее за вручением копии исполнительного листа Вы должны получить и копию заявления о признании фирмы банкротом – но и тут возможны те же уловки: Вы никогда не сможете доказать, что в конверте, поступившем от имени кредитора, лежала именно пасхальная открытка.
В любом случае, если рейдерский захват предприятия начался – Ваша главная задача – не допустить введения наблюдения, т.е. остановить противника «на дальних подступах», ибо потом будет уже поздно. Сделать это можно лишь выведя заявителя из числа лиц, которые обладают правом требовать Вашего банкротства (т.е, , в общем случае – уменьшив долг). Если момент упущен, и наблюдение введено – даже погашение долга перед инициатором не спасёт фирму от анализа её финансового состояния временным управляющим и созыва собрания кредиторов – всех, а не только заявителя. Тут всё зависит от порядочности (и интересов) участвующих в деле лиц, и договорённости с ними могут иметь совершенно иную цену.
Удивительно, но руководители солидных и перспективных организаций ухитряются иногда «пропустить» «чёрную метку», довести дело до последней черты и, в худшем случае – стать добычей там, где могли отделаться лишь относительно небольшими потерями.
Пишет
Андрей Валерьевич
Андрей Валерьевич