Цена полиса ОСАГО - можно ли законно уменьшить, манипулируя КБМ?

Не буду начинать «с азов» - автовладельцы в курсе, о чём речь, а всем остальным неинтересно. Все помнят, как рассчитывается стоимость полиса ОСАГО? Там берётся базовый тариф и умножается на ряд коэффициентов, в итоге получается цена. У каждого коэффициента есть свои «скелеты в шкафу», но сегодня речь о КБМ – «класс бонус-малус», который определяет коэффициент в зависимости от наличия или отсутствия страховых выплат (долго писать, поэтому дальше везде – КБМ).
Учёт «страховой истории» водителя при определении страхового тарифа – явление всеобщее, все согласны с тем, что аккуратный водитель должен получать «бонус», а неаккуратный – платить за страховку больше. Другой вопрос, что реализовать систему можно по-разному. Для этого чуть-чуть углубимся в теорию.
В России, например, полис ОСАГО неразрывно связали с транспортным средством – по сути, полис – это такая же необходимая принадлежность автомобиля, как бензобак. Вообще-то, это не совсем правильно: за рулём сидит конкретный человек, права выдают тоже конкретному человеку, логично было бы и полис выписывать не машине, а человеку – вот, гражданин Иванов И.И. застраховал свою ответственность и теперь год может управлять любым транспортным средством категории В. Так, на мой взгляд, было бы логично. Ездит Иванов аккуратно – цена его полиса снижается, совершает аварии – увеличивается. А захотел пересесть ещё и на мотоцикл – покупай ещё один полис. При этом не важно, кому принадлежит транспортное средство, на каком основании гражданин Иванов им управляет, работает он на нём или по своим делам ездит.
Но это, повторюсь, моё личное мнение. У такой точки зрения есть и свои оппоненты. Они говорят, например: «Ну, хорошо, выписали мы полисы водителям. И вот происходит ДТП, и виновник скрывается с места аварии. Камера наблюдения, свидетели, инспектор ГИБДД заметили марку, модель и номер машины – всё, кроме того, кто конкретно за рулём. С кого теперь спрашивать? Придёшь к собственнику – а он скажет, что не управлял в тот день, а доверенности выдал десяти родственникам. Обойдёшь их – они тоже откажутся. При этом у каждого будет полис, но ни одна страховая компания не заплатит, т.к. не будет доказано, что именно её клиент – виновник.» Откровенно говоря, я не знаю, что возразить на такой пример, кроме того, что это – частность (как частным случаем является сокрытие с места ДТП без свидетелей или вообще авария, совершённая транспортным средством, на которое нет действующего полиса – в таких случаях применяется особый порядок урегулирования).
Но это всё – теория. По действующему законодательству полисы у нас выписываются на каждую машину по отдельности. А это порождает вопрос о том, как страховая история водителя транслируется в цену его полиса, если управляет он разными автомобилями.
На первом этапе развития ОСАГО ответ был: «никак». То есть человек мог вписать себя в сто разных полисов, его КБМ мог развиваться по отдельности от класса М (коэффициент 2,45) до класса 13 (коэффициент 0,5), и события на одной машине никак не влияли на стоимость полиса на другую.
На каком-то этапе законодатель счёл такую практику несправедливой (прежде всего потому, что человек, продавая старую машину и покупая новую, терял свой высокий КБМ и возвращался к КБМ=3, когда применяется коэффициент 1). Решили, что страховая история не должна зависеть от автомобиля. Но на этапе реализации получился гибрид. При разработке постановления Правительства об утверждении страховых тарифов решили всё же не принимать во внимание страховую историю на работе, на чужом автомобиле, где полис «без ограничений», на транзитных машинах, а также некоторые другие ограничения. В итоге родилась такая система, что в разных полисах один и тот же водитель имеет разный КБМ, но изменяется он от года к году с учётом ВСЕХ выплат страховщиков за этого водителя. К примеру, в начале года я мог на своей машине иметь КБМ=3, а на машине брата – 5. После одной выплаты мой КБМ на моём автомобиле станет равным 1, а на братовом – 3. В принципе, это решение достаточно остроумное, хотя и весьма громоздкое.
Внимательное прочтение действующей редакции Постановления Правительства Российской Федерации № 739 от 08.12.2005 г. открывает, на мой взгляд, ряд возможностей «маленьких лукавств» в направлении законного (или почти законного) снижения стоимости своего полиса ОСАГО. Предупреждаю, что нижеследующие рассуждения не являются «патентованным и апробированным лекарством», но я лично противоречий в рассуждениях не нашёл, буду рад, если их обнаружат другие.
«Информационная лазейка»
С одной стороны, вышеупомянутое Постановление Правительства гласит, что «Класс присваивается каждому водителю, допущенному к управлению транспортным средством.» (п.5 ст.3) и «Для договоров обязательного страхования, предусматривающих ограничение числа лиц, допущенных к управлению транспортным средством, страховой тариф рассчитывается с применением максимального значения коэффициента КБМ, определенного в отношении каждого водителя, допущенного к управлению транспортным средством.» (там же, п.7). То есть, вроде бы, надо проанализировать каждого водителя на предмет его КБМ и выписать полис с применением самого высокого (т.е. самого невыгодного страхователю) коэффициента.
С другой стороны, тот же п. 5 гласит: «При отсутствии информации указанным водителям присваивается класс 3.»
Отсюда напрашивается образ действий: допустим, я знаю свою склонность к периодическому совершению ДТП. Что мешает мне завести параллельную страховую историю на чужом автомобиле (или автомобилях)? Здесь возможны два варианта – более и менее рискованный для моих «помощников». Более рискованный – простой: меня просто вписывают в полис одновременно с другими водителями (за руль той машины я садиться вообще не собираюсь). Для простоты предположим, что у всех КБМ=3, т.е. применяется коэффициент «1». Далее мой коэффициент от года к году «тает» на 5 %, т.к. на автомобиле, которым я не управляю, я не могу стать виновником аварии. Важно, чтобы срок продления соответствующего полиса не слишком далеко отстоял от моего собственного. Если теперь я стал виновником ДТП на своей машине, то я «забываю» о своём прежнем страховщике и иду приобретать новый полис в любой другой компании. В сведениях о своей страховой истории я указываю «параллельную» историю, которую страховщик (если он дотошный) может проверить – она безупречна. В итоге – вместо увеличения тарифа – снижение.
У предложенной схемы есть два риска: один для «партнёров», другой – для самого участника. В чём риск партнёров? Если они продолжают сохранять в своём полисе мою страховую историю, они, вообще говоря, должны рассчитывать мой КБМ с учётом моей истории НА ВСЕХ автомобилях, включая тот, на котором я совершаю ДТП. В этом случае можно предложить менее рискованный, но более сложный вариант: я завожу свою параллельную историю каждый раз заново с КБМ=3 НА РАЗНЫХ автомобилях, важно только чтобы хоть у кого-то из допущенных к управлению лиц КБМ был как у меня или хуже (чтобы я не послужил поводом к удорожанию чужого полиса) – ну, это дело техники, таких помощников можно искать где угодно (т.к., повторюсь, управлять их автомобилем Вы не собираетесь). Упомянутый выше пункт 5 даёт возможность вписать в полис любого водителя, применив КБМ=3 только на основании того факта, что его истинный КБМ не известен. То есть нормативные акты «помощник» вообще не нарушает – он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не знает, какая у Вас история – и никто не сможет доказать, что на самом деле он знает. Теперь у Вас всегда есть в запасе договор, по окончании которого у Вас будет подтверждённый КБМ=4 и коэффициент 0,95.
«Лазейка ответственности»
Хуже с Вашими собственными рисками. Напомню, что сообщение страхователем страховщику заведомо ложных сведений влечёт применение повышающего коэффициента 1,5, а также может послужить основанием для досрочного прекращения договора ОСАГО по инициативе страховщика. Всё это так, но за достоверность сведений отвечает страхователь, являющийся стороной договора, а свою историю может искажать одно из допущенных к управлению лиц. Например, в моей практике был случай, когда пришедший продлевать договор ОСАГО отец с «изумлением» узнал о выплате за ДТП, виновником которого был его сын. Автовладелец (с его слов) ничего о ДТП не знал, сын отремонтировал машину сам и отцу ничего не сказал. А теперь представим, что речь идёт ещё и о разных автомобилях: если водитель и страхователь не совпадают в одном лице, то последний всегда может сказать, что никаким разумным способом он не мог проверить, что был обманут – и, следовательно, ввёл страховщика в заблуждение непреднамеренно. При этом закон никак не связывает автовладельца условием о том, что именно он должен выступать страхователем. Попросту говоря, делая страхователем любого постороннего человека (у которого, может быть, вообще нет ни автомобиля, ни желания садиться за руль), Вы снимаете с себя ответственность за сообщение заведомо ложных сведений – но и на другого её не перекладываете, т.к. те сведения, которые Вам известны в силу Вашего личного участия в ДТП, другому человеку могут быть неизвестны вовсе, и привлечь его к ответственности затруднительно, чтобы не сказать – невозможно. Что нарушил страхователь? – Ничего, т.к. он Вашей страховой истории не знал. Что нарушили Вы? – Ничего, т.к. не были стороной договора страхования.
«Лазейка предыдущего договора»
Здесь возможностей не слишком много, но иметь в виду тоже следует. Обратите внимание на пункт 6: «При представлении информации в отношении водителя по нескольким договорам обязательного страхования класс определяется на основании суммирования количества страховых выплат, содержащихся в информации о предыдущих договорах обязательного страхования, закончившихся не более чем за 1 год до даты заключения договора обязательного страхования, а также класса, который был определен при заключении ПОСЛЕДНЕГО закончившегося договора обязательного страхования.» Здесь ключевым является прилагательное «последний». Если у Вас различные КБМ в разных договорах ОСАГО, то выгоднее дождаться завершения самого «дешёвого» - и только тогда оформлять новые полисы: имевшие место ДТП надо учесть в любом случае, но новый КБМ будет формироваться от более выгодной Вам базы. Например, 1 октября у Вас кончается полис, который Вы заключали с КБМ=3 (ДТП за весь год не было). Если Вы продлите его сразу, то будет применён КБМ=4 (к-т 0,95). Но 5 октября кончается другой полис, который заключался с КБМ=6. Если Вы дождётесь этой даты, то можете продлить оба полиса с КБМ=7, т.к. Важен именно ПОСЛЕДНИЙ окончившийся полис. В равной степени, если Вы «дождётесь» менее выгодного Вам коэффициента, а полисы купите с разным КБМ, то тем самым совершите нарушение Правил ОСАГО – шансов, что его обнаружат, немного, но всё-таки.
«Лазейка неполносрочности»
Это самый на сегодня загадочный раздел тарифов ОСАГО. На этапе разработки новых тарифов предполагалось, что для определения КБМ на следующий год будут применяться только полисы, где данный водитель был вписан на протяжении всего года действия полиса. Однако в действующей редакции Постановления ничего подобного нет (хотя это было бы очень логично). Напрашивается предположение, что эта запланированная изначально норма не была претворена в жизнь. Что это означает на практике?
Например, Ваш КБМ=3, т.е. при заключении полиса к Вам применяется коэффициент 1. Вы находите другого такого же автомобилиста, чей полис истекает послезавтра, и его вписать Вас в список допущенных к управлению лиц. Поскольку Ваш коэффициент не «хуже» применённого, то доплата по такому полису не начисляется. Через два дня полис ОСАГО является истёкшим, и Вы получаете коэффициент 0,95, после чего Ваша задача найти следующий полис, который скоро истекает, и при заключении которого был применён КБМ=4 или хуже. По окончании этого полиса Вы будете иметь КБМ=5 – и так далее. Можно начать отсчёт и от КБМ=М, но при этом иметь в виду, что по Постановлению всё же Вы не должны «забывать» о ДТП, имевших место на протяжении последнего года.
Я лично не вижу, какой именно нормативный акт нарушается при таком, в общем-то, очевидном, образе действий.
Вот такие вот «дырки в заборе» бросаются в глаза при чтении нормативных документов. Возможно, кто-то увидит другие, а кто-то скажет, что приведённые выше рассуждения – мираж, и всё обстоит иначе. Я знаю, что в спорах между потерпевшими и страховой компанией суды обычно встают на сторону потерпевших, и расторгнуть задним числом договор ОСАГО, как заключённый с нарушениями, удаётся крайне редко. Ненамного проще и применить регресс к недобросовестному страхователю, тем более, как было показано выше, скрывать информацию может одно лицо, а страхователем выступать – другое. По моему убеждению, всё это – следствия не совсем верно выбранного законодателем пути развития ОСАГО, вследствие чего регулярно приходится (и придётся в будущем) латать всё новые и новые дыры.
Пишет
Андрей Валерьевич
Андрей Валерьевич