История российского мздоимства. Куда девалась артиллерия?

Примеры предшественников не останавливают последователей традиции разворовывать казенную собственность, хотя и вынуждают быть более осторожными и изворотливыми. Во времена Александра II в 1864 году вскрылся факт хищений в Священном Синоде. Казначей и директор регулярно занимали казенные деньги, а во время ревизий покрывали один другого. Когда же все выплыло наружу, казначей заявил в свое оправдание на суде, якобы он брал деньги чтобы разместить их «в рост» и тем самым покрыть недостачу, образовавшуюся по вине директора. Дружба дружбой, а табачок…

Правление второго из Александров отмечено еще и женским участием в коррупции. Наверное, эмансипация именно тогда добралась до России. Любовница графа Адлерберга Мина Буркова и супруга императора княгиня Юрьевская предприимчиво использовали свои связи и положение для устройства судьбы и карьеры просителей.

При Александре III к казнокрадству подключились финансовые учреждения. Первым звоночком стал скандал вокруг Кронштадского банка. Его администрация выдавала липовые сертификаты о наличии средств на счете, что позволяло мошенникам получать под них ссуды и заключать договора с казной. Даже знаменитый фабрикант Путилов получил таким способом ссуду 200 тысяч рублей, которые так никогда и не вернул. Руководство Кронштадского банка осудили, но «экологическая ниша» тут же была занята Российским торговым и комиссионным банком, а вслед за ним - банком «Рафалович и К».

Казнокрадов не смущали никакие обстоятельства. Для ликвидации последствий неурожая 1906 года правительство приняло решение о поставке хлеба в голодающие губернии. Некто Эрик Лидваль, воспользовавшись липовым сертификатом, при поддержке товарища министра внутренних дел Гурко получил подряд на поставку ржи. Голодные крестьяне ржи так и не увидели, а казенные деньги бесследно исчезли.

Под занавес Российской империи судебные разбирательства, связанные с коррупцией, проходили регулярно. Но многие дела закрывались, не успев начаться. Причина была в том, что они затрагивали интересы самых высоких кругов, великих князей дома Романовых.

Главнокомандующий российскими войсками во времена русско-турецкой войны 1877-1878 годов князь Николай Николаевич «крышевал» целую свору мошенников. Абсолютно все, что поставлялось в действующую армию, покупалось по неимоверно вздутым ценам.

Наместник на Кавказе великий князь Михаил Николаевич специализировался на земельных спекуляциях. А великий князь Владимир Николаевич вместе с супругой присваивал собранные «всем миром» средства на строительство храма Спаса на Крови.

Недостача 2 миллионов рублей выявилась по ведомству великого князя Алексея Александровича, контролировавшего строительство флота и деятельность Красного Креста. Неприятность не слишком огорчила князя, в день, когда была вскрыта недостача, он подарил своей любовнице-балерине чудесный крест с рубинами.

Великий князь Сергей Михайлович «работал» генерал-инспектором артиллерии. Плоды его трудов впечатляющие. За взятки для армии закупались французские пушки, имевшие заведомо худшие характеристики по сравнению с другими предложениями. Конкурсные испытания проводились формально, а их результаты подделывались. Все, что избранный поставщик изготовить не мог, объявлялось для войск ненужным. В результате, в русско-японскую войну российская артиллерия оказалась без гаубиц и горных орудий, а первую мировую встретила без тяжелой артиллерии.

Как видим, исторические корни российского мздоимства уж очень глубоки. Но Россия в этом отношении мало чем отличается от остального мира. В первом трактате с осуждением коррупции Артхашастре, появившемся на свет в Индии в V веке до нашей эры делается пессимистический вывод: «Подобно тому, как нельзя не воспринять мед, если он находится на языке, так и имущество царя не может быть, хотя и в малости, не присвоено ведающим этим имуществом». Сможет ли в наши дни здравый смысл победить алчность - покажет ближайшее будущее.
Пишет
Алексей Норкин
Алексей Норкин