Немного о Москве

Расположенная на важных речных путях, Москва имела весьма обширные связи. Об этом свидетельствуют находки: киевские тончайшие стеклянные бокалы и хрустальные бусы, косточки миндаля и прибалтийский янтарь, крымские амфоры и гребни из кавказского самшита, волынские шиферные пряслица и торговая пломба с клеймом одного из прирейнских городов. Замечателен бронзовый сложной конструкции замок в виде фантастического животного, он привезен из Херсонеса. Любопытна раковина Каури. Эту красивую фарфоровидную раковину добывают только около Мальдивских и Лаккадивских островов в Индийском океане. С глубокой древности ввозилась она в Индию и оттуда расходилась по всему свету. Встречают ее в развалинах средневековых городов Англии и Швеции, в древнемордовских могильниках и погребальных урнах Северной Германии, причем встречают ее чаще всего вместе с арабскими диргемами IX века. Заметим, что и в Москве найдены эти хорошо датированные арабские монеты, чеканенные в Мерве (территория нынешней Туркмении) в 862 году и в Арменге (нынешняя Армения) в 866 году.
Итак, многие московские находки по возрасту значительно старше условной даты летописного рождения города. Значит, крепость 1156 года была построена в давно сложившемся поселении. Об этом же говорят, как мы уже отмечали, и найденные осколки стеклянных браслетов и кожевенные мастерские. Но была ли крепость, о которой говорит летопись 1156 года, первой в Москве? И могло ли раньше жить городское поселение без укрепленного «детинца»? Конечно, нет. Но это оставалось чисто умозрительным заключением до 1960 года, когда археологические работы, которые велись на крутизне Боровицкого мыса Кремля, зафиксировали древний ров. Судя по находкам, сделанным на его дне, во времена Долгорукого этот ров уже был засыпан. Размеры рва ( 16—18 метров ширины и около 5 метров глубины) и треугольная его форма весьма обычны для укреплений XI века, во всяком случае, не позднее начала XII века. Следовательно, этот ров и защищал древнейший «град», по-видимому , феодальный замок Кучки, к которому с севера, по реке Неглинке, и с востока, по Москве-реке, примыкали посады с ремесленно-торговым населением.
Древнейший город был центром большой сельскохозяйственной округи — «сел красных хороших». Их следы — языческие курганы (сельские погребения) — до сих пор встречаются в парках столицы. По вещам, найденным в курганах (среди них есть великолепные образцы работы городских ювелиров, орнамент на этих вещах подражает книжному, затейливым очертаниям заглавных букв рукописных книг), прослеживаются связи московских ремесленников и ближайшего сельского населения, местный рынок города.
Кто же составлял древнейшее московское население? Первыми москвичами были славяне-вятичи. Женщины только этого племени носили на висках ажурные колечки с семью лопастями. И только такие традиционные украшения вятичей встречены как в московских курганах, так и в самом «граде» — в Кремле. Восстановлены и подлинные портреты этих людей, документальные и конкретные. Это сделал по черепам из курганов талантливый антрополог — скульптор М.М. Герасимов. Молоденькая девушка-вятичанка сказочно прекрасна, она словно сошла с фрески Андрея Рублева. У мужчины мужественное волевое лицо труженика и воина. Так выглядели простые люди — ровесники первого летописного упоминания о Москве. Таким был город к 1147 году — ремесленный, торговый, сельскохозяйственный центр вятичей, за стенами которого в тот знаменательный год смогли расположить свои дружины, спокойно пировать и отдыхать от тревог ратной жизни Юрий и Святослав.
Теги
Пишет
Иван Иванович