Первый прыжок с парашютом

ПЕРВЫЙ ПРЫЖОК С ПАРАШЮТОМ
Аэродром Волосово. 29 июля 2001 года. Воскресенье.

Июльским днем мы наконец-то собрались и поехали на аэродром с твердой решимостью прыгнуть с парашютом. В прошлый раз, весной, нам не повезло - погода была нелетной из-за снегопада.
Утренняя погода не предвещала ничего хорошего. В отличие от субботы, небо заволокли мрачные тучи. Но нам было все равно весело. После вечера-ночи мы снова пили пиво и тряслись в электричке, довольно шумно предвкушая мероприятие.

Мы – это я, Кориш и Родман. Двое последних известны также под одним и тем же именем – Ден.
Прыгать ехали только я и Родман; Кориш отнекивался. Что, в принципе, было только на руку, - он служил для нас фотографом, чтобы запечатлеть столь знаменательное событие…
Стали вспоминать и петь старые песни (типа «В понедельник, до второго..», «А ты не пришла» и др.), и вскоре весь вагон гадал, кто же поет песню «Я готов целовать песок, по которому ты ходила..», когда мы не смогли вспомнить имя певца. В пути была проверка билетов, которая пришлась на разгар этого процесса. Родман, не будь дурак, спросил с ходу имя контролерши. Ее имя оказалось – Надежда Бабкина! Ден : «О! Бабкина! Надежда! Вот вы-то точно должны знать его имя!». Та сразу засмущалась, замялась, пробормотала что-то, о том, что не знает. Ден разочарованно вздохнул и продолжил распитие пива.
Когда же соседи вспомнили певца, а им оказался Маркин, два Дена уже в хорошем веселии на вчерашних дрожжах и сегодняшнем пиве, стали бить себя по лбу, друг друга в грудь и, разве что, по полу не катались, восклицая, как они могли забыть его! Растроганный Родман на радостях презентовал парню, участвовавшему в процессе вспоминания, бутылку пива.

Пиво понемногу кончалось, но на станции Весенняя, где к нам присоединилась Наташа, сим напитком успели подзатариться, и его хватило до Чехова, где начался довольно сильный ливень.

Приехав на аэродром, естественно опоздав на построение и начало инструктажа, мы с Деном зашли в помещение, где группе показывали, как складывать парашют в мешок после приземления… и тут Остапа понесло…

Под влиянием многовыпитого к тому времени пива и предвкушения острых ощущений его пробило на приколы и активное участие в инструктаже группе. Началось с того, что он долго и в подробностях заставлял инструктора – Сашу рассказывать и показывать как действует «рыжая» - веревочка, которая отключает автоматическое раскрытие запасного парашюта. Видимо Ден очень сильно не хотел сесть с двумя куполами над головой. Сей процесс я поддерживал шутливыми комментариями. В результате, мрачную по началу группу (потому как была нелетная погода и прояснения не ожидалось), начало охватывать общее веселье и настроение стало повышаться.

Затем всем скопом отправились отрабатывать на макете прыжок с самолета. Саша рассказывал, как не следует поступать и как правильно отталкиваться. Родман малость путался, где было правильно, а где нет, и постоянно комментируя слова Саши, нередко вызывал общий смех группы. Причем иногда было не факт над чем смеялись: его шуткой или им самим.

..Дену было хорошо, Дену было весело… Тренировать прыжок из самолета он пошел первым. Дублей было около двенадцати, пока, наконец, не получилось более менее правильно. Особое внимание он уделял «рыжей», проверяя вначале ее, а не состояние раскрытого купола.

Перешли на тренировку приземления. Для этого была стойка на три высоты. Самая высокая – имитация запасного парашюта, вторая, полтора метра, - основного. Родмана этот процесс настолько увлек, что пока он не прыгнул раз 10 с «основного» и несколько раз с «запасника», не успокоился…
Кориш все это время, пока мы тренировались (а по большей части угорали), развлекал вконец замерзшую Наташу и поил ее горячим чаем.

Нам с Родманом было более менее хорошо, как и остальной группе, потому как скучный инструктаж превратился в шоу Нехилого Бенни.
В конце концов, на поле стали давать более оптимистичные прогнозы, - ветер был в норме – 4-5 м/с, но видимость низкая – метров 400.

Часа в три решили дать добро на взлет самолета с группой «профи» для прыжка со 100(!) и 200 метров. Зрелище было потрясающее… Экстрим на 100 процентов!

..Ожидание было долгим, несколько нудным, но решили ждать у моря.. э.. неба погоды до упора.

И где-то часов в шесть-семь вечера решили запускать группы парашютистов. Небо так и не прояснилось. Тучи грозили залить все водой, но оптимизму долго ждавших людей не было предела.

Мы с Родманом прошли медкомиссию, которая заключалась в измерении давления, в процессе которого я всеми силами старался удержать его от разговоров с врачами в кабинете, по которым преспокойно можно было установить степень его опьянения. Ну, однако ж, давление оказалось в норме, правда на пределе, и мы со чистой совестью пошли платить за прыжок.

Одели парашюты. Наслушались кучу советов от бывалых, кои благополучно повылетали впоследствии у нас из голов.

Спустя какое-то время, мы, наконец-то после долгого ожидания с самого утра, построились на поле для сортировки по весу. Мечтавший быть первым в заходе Ден, был на седьмом небе от счастья, когда выяснилось, что он – самый тяжелый. К тому времени он был более менее трезвым..
Пишет
Auter