Осторожно! Абхазия… Часть 5. Об особенностях жилья в частном секторе

Как только нас подвезли к нужному дому, мы немного успокоились и стали разыскивать хозяйку. Из глубины двора вышла замечательно красивая женщина лет семидесяти.

Поинтересовавшись, кто мы и откуда, она сразу вспомнила своих московских отдыхающих, квартировавших у неё несколько лет назад. Но цену, о которой шла речь в телефонных переговорах, снижать не захотела – 250 рублей с человека, и точка. А мы так устали с дороги, что не торговались - нам бы только доползти до пристанища…

Двухэтажный дом оказался большим и старым. Когда-то в 50-е строился для семьи и с расчётом на приём отдыхающих. Вначале хозяйка провела нас на второй этаж и предложила обосноваться там, но тёмная полированная мебель и сам мрачный дух старья 60-х годов, сразу же оттолкнул.

Никаких удобств наверху обнаружено не было – душ и будка туалета только во дворе на довольно большом расстоянии от дома. К тому же, чтобы попасть на второй этаж, пришлось бы по многу раз в день преодолевать длинную наружную лестницу.

Оставалось только одно – крошечная летняя терраса в пристройке, в ней-то мы и устроились. Площадь метров семь, два стареньких диванчика, два стульчика, полуразваленная тумбочка, никакого платяного шкафа, свет только верхний – вечером не почитаешь.

Деньги мы заплатили пока только за первую неделю, думали, что удастся подобрать в посёлке более приемлемое жильё с туалетом и душем внутри помещения, – но не нашли.

Местные жители объяснили, что жилья с туалетом и душем в доме найти не удастся – а уж, если и есть у кого удобства внутри помещения, то хозяева ими сами пользуются. Деваться было некуда, мы смирились и отдали всю сумму за 24 дня.

В течение нескольких дней ситуация с абхазскими «частными гостиницами» стала более-менее понятной. Выяснилось, что курортный бизнес местным населением организован по одному и тому же принципу – по сути, в каждом дворе для приезжих россиян организовано что-то типа коммун или общежитий. Поясню на примере нашей коммуналки…

В каждый двор набивается не меньше пяти – семи семей. Нам, можно сказать, повезло: наша коммуна состояла всего из десяти отдыхающих. Три семьи наверху - и мы внизу в своей терраске.

Во дворе под навесом устроен длиннющий обеденный стол с лавками (как в страду на полевом стане для хлеборобов), сооружённый в непосредственной близости от старенькой летней кухни. Над столом – телевизор для отдыхающих.

Кухня вполне типичная для коммуналок середины прошлого века, только гораздо хуже - абсолютно всё общее!.. Один убитый старенький холодильник, пара старых грязных тумб, пара навесных полок, мойка для посуды, газовая плита и один на всех общественный комплект кухонной утвари. О нём скажу отдельно.

Представьте себе большой набор алюминиевой посуды – возрастом, эдак, лет пятидесяти: кастрюли большие и маленькие, сковороды, ложки и вилки с растопыренными в разные стороны зубцами и щербатые старые кружки. Думаю, что даже в сегодняшних тюрьмах трудно найти такие раритеты.

А теперь вообразите, как утром всё народонаселение нашей коммуналки устремляется в направлении кухни. Контингент, кстати, подобрался из нормальных семейных людей, которые привыкли ежедневно готовить обед.

Ну, что же! Тут, как говорится: кто первым встал – того и тапки...

Поэтому, чтобы избежать столпотворения, я вставала затемно - варила бульон и тушила кабачки, тем самым освобождая территорию для других жильцов. Однако кухонные баталии начинались ближе к середине дня, когда весь проголодавшийся народ подтягивался к точке одновременно.

Чтобы идентифицировать именно свою еду, приходилось лезть в холодильник, поднимать крышки со всех десяти, совершенно одинаковых алюминиевых кастрюлек - и, наконец, пытаться занять одну из горелок на газовой плите...

Но отойти далеко от кухни нельзя – иначе расторопный сосед отставит твой супчик и заменит твою кастрюльку на свою собственную. Время от времени для достижения консенсуса при дележе алюминиевых сковородок, приходилось устраивать настоящий плебисцит за общим столом.

Устрашающими вилками, жуткими алюминиевыми ложками и кружками мы, конечно, не пользовались – полный комплект пластмассовой посуды всегда возим с собой. Кто ж его знает, куда попадёшь...

Да, совсем забыла сказать, рядом с обеденным столом во дворе была обустроена общественная умывальня из трёх рукомойников в ряд – так что одни завтракают, а другие тут же чистят зубы. Вот такая простота коммунальных нравов...

Забегу немножко вперёд. Где-то ближе к середине нашего пребывания к нам зачастила молодая пара отдыхающих с соседней улицы. Позже выяснилось, что и в Москве они живут на соседней от нас улице. Оказалось, что их коммуналка значительно хуже нашей – 20 человек на один двор. И они готовы перебежать к нам, если хозяйка не возражает.

Москвичи рассказали, что из двадцати отдыхающих, особенно достали четыре старушки – которые ежедневно оккупируют кухонную плиту и каждая варит себе куриную ножку в отдельной кастрюльке. А другим жильцам даже чайник согреть негде…

Ещё они нам поведали душераздирающий сюжет об одной из этих старух, он касается местного медицинского обслуживания. Бабушка нехорошо себя почувствовала – живот заболел, пришлось вызывать «скорую». Первое, что она услышала от приехавшего врача, была сумма за выезд в пять тысяч рублей - иначе на помощь можно не рассчитывать.

Получив деньги, старуху отвезли в инфекционное отделение и там изолировали, никаких процедур при этом не сделав. Наутро потребовали ещё пять тысяч – и больной пришлось совершить решительный побег из местной больницы, за неимением требуемой суммы...

Несмотря на такую скученность постояльцев, ежедневно к нашей хозяйке приезжал дилер и привозил новых потенциальных жильцов для осмотра ещё одной, простаивающей наверху, комнаты.

Все мы, затаив дыхание, ждали – неужели в нашем полку прибавится? И испускали вздох облегчения, когда жильё не нравилось новичкам...

Продолжение в шестой части http://www.moscow-faq.ru/artic...
Пишет
Jusha
Jusha