Запретный ли плод?

Во многих, на первый взгляд, безобидных медицинских лекарствах содержатся наркотические вещества, например, даже в средствах от насморка. О проблеме лекарственных наркоманов писали «Известия».
У входа во всеми известную аптечную «стекляшку» на Люблинской улице переминался мужчина лет сорока пяти. Старая затертая дубленка нараспашку, недельная небритость на худом лице, тоскливый взгляд. Заметив, что я замешкалась у входа и обратил на него внимание, он рефлективно направился в мою сторону. Человек прибывал в отчаянии и искал любую ниточку, которая избавила бы его от мучений.
В аптеке возле окошка кассира я увидел двух тусовавшихся парней, лет двадцати, в сходном состоянии. Один из них подсчитывал на ладони монеты и всем своим лицом выражал, что ему «не хватает». Продавщица аптеки и парень, что называется «старые друзья» и в моем присутствии используют «эзопов язык». «Губную помаду» за 15 рублей девушка продавать при мне не стала. Парень отошел к своему приятелю и, матерясь, простонал, что у него «вырубается печень», и ему нужна доза…
На улице парень и мужик в дубленке выжидают, когда из аптеки уйдут все покупатели. Подхожу и спрашиваю, не помогут ли они мне купить дозу «сами знают чего». Парень оглядывает меня мутными глазами и шатаясь отходит, а мужчина рискует вступить в разговор. Осторожно интересуется, сколько надо, называет цену упаковки — семьдесят рублей. Потом неожиданно спрашивает: «А вы куда колете?» Отвечаю, что в руку. — «Покажите!» Я в нерешительности; отвечаю, что вообще-то я не себе, а брату, что очень надо, но после этих слов подозрения усиливаются. Я махнула рукой и двинулась к метро…
То, что в некоторых лекарствах от кашля, боли, насморка содержатся наркотические вещества, ни для кого не секрет. А уж для этих людей и подавно. «Особый компонент» можно выделить из таблеток путем нехитрых химических реакций, а можно просто, что называется, «добрать свое» количеством таблеток. Быстро наступающий кайф сродни героиновому опьянению.
Через непродолжительное время наступает состояние эйфории, легкого опьянения, ощущение невесомости, и это длится 2 — 3 часа. Но через те же 2 — 3 часа состояние сменяется противоположным — раздражительность, вспыльчивость, подавленность. Это стандартное действие опиатной группы, а трамадол и героин относятся к опиатам.
Лекарственные наркоманы — частые клиенты наркологических центров. Их основу составляет молодежь от 20 до 30 лет, безработные или с нищенским достатком. Иногда, попадаются и весьма обеспеченные люди, которые думают, что они стали на путь исправления.
Эти препараты употребляются в двух целях — для достижения наркотического эффекта или для того, чтобы попытаться уйти от другого вида зависимости, например, от героиновой. Естественно, это не помогает. Последствия — это разрушение внутренних органов, в первую очередь печени и почек. И вообще каждое употребление этих веществ — это удар по головному мозгу, который приводит к нарушениям памяти, интеллекта, мышления…
Еще несколько лет назад подобные лекарства можно было купить без проблем. Когда заметили повышенное внимание к ним молодежи, условия продажи изменили. В приказе Минздрава сказано, что теперь эти препараты отпускаются только по рецептам. Но это только в приказе. В пяти аптеках, где я побывал мне с разной степенью смущения согласились продать лекарство «просто так».
Когда Госнаркоконтроль проводил контрольные закупки в аптеках, без малого три тысячи раз продавцы делали то же, что и в описанном случае, то есть закрывали глаза на отсутствие рецепта.
Оптимальным стало бы составление некоего списка лекарственных средств, которые нельзя продавать несовершеннолетним, и ограничение мест торговли этими препаратами. То есть продавать их только в крупных сетевых аптеках.
Для того чтобы максимально запретить свободную продажу подобных лекарств, понадобятся месяцы, в минимум — недели. А это как раз соответствует времени необходимому на привыкание к наркотикам опийной группы…
Пишет
Геннадий
Геннадий